Кураж
Киноповесть


Виктор Зайцев

Кураж

Для неспециалистов и любознательных попробую нарисовать черно-белую картинку классического мошенничества карточных катал.
     Допустим, в аэропорту ... Первый из бригады подыскивает богатенького лоха и садится с ним попутчиком в такси.Таксист, помощник катал, по дороге иммитирует поломку машины. Останавливает другую машину, попутную и просит захватить его пассажиров. Ну, потеснились двое на заднем сидении и продолжали прерванную игру "три листика", она же "тринька" или "сека". Играли по маленькой. Дорога длинная, игра очень простая-бысренько обучились подсевшие пассажиры: свой и лох. Дают
последнему для начала немного выиграть, а потом, буквально в три минуты, тот может остаться хорошо, что в трусах... А бойкая троица и две машины такси вновь за работой.Примерно также играют в поездах и на кораблях и в самолетах... В зависимости от вида транспорта меняется незначительно схема.

     Картежники

     ...В поездах почему-то всегда дребезжат ложички в стаканах с чаем...
     Для выигрыша "каталы" используют не только метод замен специально подмешанной колоды, но и всякие способы пометки карт: наколки, насечки заточки. Одним словом, карты заранее тщательно готовят, поэтому свободного времени у катал мало.
     Впрочем, рассказал я все это не только ради ТИТРОВ на фоне картин "катания" лохов шулерами, а еще и потому, что мой герой занимался этим еще при социализме, то есть - давно и всегда.
     Ну а если вдруг ему случайно попадется еще какой-то вариант заработать, тоже, как правило,не отказывался. По настроению. Широкого, так сказать, профиля специалист.
    

     Ташкент, 1990.

    Судьба и профессия как-то занесла нашего героя Леню в теплый город Ташкент. Обычно из Москвы во все Союзные Республики чиновники и аферисты приезжали исключительно для оказания методической помощи...
    Чего уж там оказывал Леня, неизвестно, но провести время до самолета домой в компании местных шулеров - это всенепременно!
     Играли в какой-то чайхане,закрытой для других посетителей. Разговаривали по русски, потому, наверное,что в игре был Леня, или потому, что сам чайханщик и игрок был вообще непонятной национальности. Примерно так: русский узбек Джигарханян.
     Сдал картишки молодой узбек. Очень профессионально сдал, со свистом. Первое слово,по игре, чайханщика. Небрежно глянул на свои карты:
     - Дал двести... Ну что,Леня, расскажи нам, как вы там в Москве перестроились?
    Двое, следущих за чайханщиком игроков, посмотрели и бросили свои карты - пас.
     - Твое слово, Леня. Чего ж не смотришь карты?
     - Мы в Москве уже перестроились...По крайней мере между своим играем честно.
     - А мы по твоему, как?
     Леня не стал спорить, просто сказал
     - У тебя около тридцати, у меня чуть меньше, а у этого сдавалы вовсе десять.
    Чайханщик глянул на банкира, свои три десятки посмотрел, и к Лене: Как, мол, угадал?
     - Грубовато заточены. Свистят, что даже я,не музыкант, на слух различаю.
     Чайханщик приказал:
     - Саид, принеси новую колоду. Чистую. Профессионал сидит, из столицы ...
     Играли дальше тихо-мирно. В дверь чайханы требовательно постучали.
     - Глянь, Саид, кого там несет?
     Саид выглянул в боковое окно:
     - Нурры это, сын Паша-оглы, два амбала с ним.
     - Впусти. - Приказал чайханщик.
     Леня сидел спиной к двери, даже не повернулся к вошедшим. Зачем? Излишним любопытством он никогда не страдал. У них свои дела, сами и разберутся...
     А самолет, на котором ултал Леня, был, видно, не скоро. Или Леня сам задержался. Он посетил Ташкентский базар, где с сомнительными личностями-бомжами пил вино, разговоры разговаривал... Также посетил
местный хлопкоперерабатывающий завод, однако.

   ... Однако, самолет из столицы Узбекистана г.Ташкента до столицы СССР г.Москва был уже загружен многонациональными пассажирами и дынями, но похоже, кого-то ждали.
     Так и есть: прямо к трапу подрулила черная "Волга" и еще двумя узбеками на борту лайнера ТУ-154 стало больше.
     Стюардесса попросила пристегнуть ремни и еще раз напомнила, что самолет летит в Москву, что будет о-го-го! какая высота и расчетное время прибытия тогда-то.
     Ну, все само-собой пристегнулись. Полетели.
     Уже набрали ту самую о-го-го какую высоту, уже и обед отобедали и газеты перечитали. Некоторые спали.
     В центре салона сидел Леня, а рядом с ним здоровый рыжий парень, Назовем его Хлопкороб. Этот самый Хлопкороб газеты вовсе не читал, и не спал, а все ходил взад-вперед по самолету. И всегда при нем сверточек небольшой - крепко его к груди прижимает. А как вернется в свое кресло, махнет рюмашку водочки.
    - Это братишка мой. Для храбрости. В первый раз летит. - Отмазал Леня Хлопкороба перед стюардессой.
     Та понимающе улыбнулась: пусть, мол, распивает принесенное с собой. Наконец Хлопкороб угомонился и уснул. Сладко уснул: со слюною и храпом.
     Разбудил его очень взволнованный Леня. Вернее Леня сразу два дела делал: будил и что-то искал под креслом, в проходе, на багажной полке. В общем - везде.
     Хлопкороб, окончательно проснувшись, тоже стал искать очень тщательно. Свой сверток, как выяснилось.
     Соседи тоже начали заглядывать себе под кресла, предварительно поинтересовавшись, что потеряли-то?
     Леня поднялся и объяснил ситуацию:
     - Товарищи! Вот этот раз...раззява видимо оборонил где-то свой сверток. Посмотрите,пожалуйста, может он куда закатился из прохода. - И показал руками, как самолет, якобы, наклонился, и сверточек - шмыг в сторону!
     Еще сказал:
     - Он два часа с этим сверком туда-сюда бегал. Говорил тебе: Не пей!
     - Да я, да вот... Были вот тут...
     Пассажиры еще посмотрели для видимости у себя под креслами. Некоторые припомнили:
     - Да, мотался этот по самолету и сверток при нем был...
     Точно, точно! Пакет целлофановый, а в нем в газете что-то завернуто. Поискали, не нашли. Странно! Что ж Леня обманул, что ли?
     Cтюардесса ласково так спросила:
     - А что в этом пакете было-то? Да не волнуйтесь вы так! Куда он отсюда...
     Хлопкороб, предварительно хлебнув прямо из горла взял Леню за грудки:
     - Где мои деньги? Ты мне...
     - Молчи, дурак! Еслиб не я, спал бы до самой Москвы.
     Стюардессе и пассажирам он объяснил:
     - Мы едем в Москву покупать машину. В пакете были деньги на эту самую машину. Вот у нас специальный талон на машину, его брату моему дали, он хлопкороб. Граждане, ну как же так! Ну посмотрите же где-нибудь! Ведь самолет же, все же..
     Народ в самолете более искренне поискал.Нету!
     - Может у вас где дырка есть? - поинтересовался у стюардессы Хлопкороб. - Щель...
     - Где? - кокетливо переспросила та.
     Леня попер на брата:
     - Сам ты дырка! Ну-ка покажи свои руки. Да не мне, всем покажи. Тот расставил пальцы и покрутил ладонями, на брата посмотрел.
     Леня достал талон с печатью.
     - Товарищи, вы видите его руки? Руки механизатора...
     Руки и вправду были большие и грязные. Как у механизатора.
     - Вот у меня талон. На ма-ши-ну! Он четыре года пахал на эту машину, накопил... Дети его...Да что дети! Нет, так же не бывает? Самолет... А я должен был перегнать эту машину обратно в Ташкент. Вот мои шоферские права, вот паспорт.
     Народ у нас жалостливый. Опять поискали.
     Леня и Хлопкороб ходили по салону.
     - Небольшой такой пакет, ну, пакетик...
     Чудеса, да и только. Ну, нигде нет!
     Постепенно всем надоело это искание, начали успокаиваться. Хлопкороб все ходил, а Леня сел,задумался.
     Уже две стюардессы подошли к Лене:
     - Да не волнуйтесь вы так, найдется ваш пакетик. Вот выйдут все пассажиры и найдем.
     - Как это выйдут, как это выйдут? Никто отсюда не выйдет, пока не найдутся деньги. Вот талон,вон ходит механизатор. Покажи еще свои руки... Видите, а денег нет! Значит они у кого-то.
     - Ну что же делать, не обыскивать же всех?
     - Вот именно! Обыскивать! У нас и номера купюр переписаны, знающие люди подсказали! Говорят,там, в Москве, могут обмануть... А тут прямо в самолете! Ну, ловкачи... Я придумал! Зовите командира этой воровской...-и не найдя слов потопал ногой и руки, как крылья развернул,- поликлиники, где простаков лечат. Я требую досмотра всех пассажиров! Не здесь,конечно, а там, на земле. Как на таможне.
     - Правильно! Шмонать всех надо! - присоединился Хлобкороб.
     Двое запоздавших пассажиров переглянулись.
     Леня требовал командира.
     - Не знаю... Я доложу, конечно. Но такого еще не бывало, чтоб на внутренних рейсах... - озадачилась стюардесса.
     - Значит, будет! На то и перестройку объявили, что б было! Брат, не волнуйся, найдутся твои денежки, как милкнькие найдутся! - И еще шепнул брату, - или подбросят.
     Вышел командир экипажа, серьезный мужик! Что,мол, тут случилось?
     В очередной раз история о механизаторе, о руках, о талоне.
     - И нигде нет? - У всех сразу пассажиров, громко спросил командир.
     Все сказали: Чудеса, нигде нет!
     Командир для Лени, опять же громко, чтоб слышали все, объявил:
     - Я свяжусь с землей, и если не найдутся, будет досмотр...
     У Лени слегка дрожали руки, когда он отобрал у Хлопкороба бутылку, и себе налил - стресс снять.
     Народ роптал. Ну, как же? Лишние хлопоты, задержка...
     Один из двоих запоздавших узбеков не выдержал:
     - Какой обуск, какой досмотр? Здесь искать надо!
     На него зыркнул, наверное, главный. Приказал глазами: молчать!
     Леня объявил громко:
     - Пойду умоюсь, трясет всего, - и направился в хвостовой туалет Главный узбек пошел за ним. Догнал у самого входа в туалет:
     - Сколько у тебя денег было?
     - Почти десять тысяч! Ох,ох...
     - На, вот тебе десять тысяч, и прекрати этот ПЕКСТАКЛЬ! - При этом он достал из кармана пачку новеньких сторублевок и стал отсчитывать.
     - Это не наши деньги! Те были не новые, а заработанные честным трудом.
     - Издеваешься? Cколько ты хочешь?
     - У наших и номера записаны...
     - Сколько?
     - Я хочу свои. Пропустите меня, уважаемый.
     - Подожди, не умылся ведь еще. Я дам тебе десять тысяч...долларов.
     - Какие такие доллары? За доллары - тюрьма. Статья номер...
     - Пятнадцать тысяч! И ты говоришь кто навел.
     Командир, между тем вышел в салон, и объявил: На земле будет личный досмотр.
     А туалете продолжался торг.
     - Я бы, конечно, рискнул взять эти доллары. Но много. Прокурору все равно десять, пятнадцать, или сто тысяч.
     - Ты понимаешь, что с такими деньгами ты уже мертвый!
     - Точно! Я бы обрадывался, если, вдруг, в этой сумке оказалось тысяч этак сто! американских денег, даже интересно! - И сумку Обычную,тряпочную, из кармана достал.
     Собеседник готов был, наверное лопнуть от злости. Он скомкал Ленину сумочку и бросил ее на умывальник:
     - Жди меня тут.
     А самолет все приближался к Москве, совсем не петляя между облаков, потому что на такой высоте облаков вовсе нет.
     В туалете двое узбеков и Леня. Как они туда только уместились?
     Второй узбек, похоже, казначей, держал открытый портфель, из которого главный брал пачки банкнот и перекладывал их в сумку.


     Необходимо заметить, что как только казначей открыл портфель, во-первых он извлек оттуда лист бумаги, может даже бланк какой:
     - Подержи!
     Леня покрутил листик в руках, ничего не понял, положил его на умывальник...
     - Раз, тебе пуля в лоб! Два, тебе пуля в глаз! Три, тебе пуля в лоб...
     - В лоб уже была, - напомнил Леня, внимательно следя за пересчетом и перекладыванием денег из портфеля в его сумочку.
     - Еще не одна пуля будет! Вот тебе твой осмотр на таможне...
     - Досмотр! Осмотр в поликлинике бывает.
     - Вот тебе досмотр в морге...
     Но две пачки казначей умудрился зажухать. Взял из сумки, вроде пересчитать, а обратно - в портфель. Леня, лопух, вроде и не заметил этих манипуляций. А может, и правда не замечал.
     Последнюю пачку занес главный узбек над сумкой:
     - Еще раз спрашимваю: кто навел? Кто сказал, что мы такие бабки везем? Скажешь -кто,жизнь тебе подарю,клянусь!
     - Я вас не понимаю, уважаемый. Вот талон, там брат сидит механизатор и ударник,руки...
     - Я тебе эти руки вместе с механизатором и талоном в жопу запихаю перед смертью.
     Леня перебил:
     - Говорми громче. Уши заложило.
     Оно и понятно, снижались... Серьезный мужик, командир экипажа с бригадой плавненько и аккуратненько посадил самолет аккурат в аэропорту Домодедово.
     Да, еще. Хлопкоробов сверточек, конечно же, нашелся еще в полете. Леня очень искренне извинялся перед всеми. За себя и за брата, который и спрятал этот сверточек...
     Легко было бы предположить бурное развитие событий в аэропорту.
     К сожалению, ни каких погонь со сменой машин,ничего...
     Главному узбеку в аэропорту стало плохо. Прямо на аэродроме, по дороге от самолета до здания аэровокзала.
     - Подожди, Рашид. Плохо мне... Не спеши, мы его найдем, мы всех найдем, кто летел в этом самолете. - Он стоял, держась за сердце. - Рашид, это же так просто... И я сам отдал... У меня теперь одна мысль, какую казнь придумать этому шакалу. А сейчас первым рейсом давай домой. Этих денег, что остались, нам все равно мало.
     Он стал приседать и сел, наконец, на асфальт.
     - Что с вами? Мы его обязательно найдем! Поднимайтесь...Вот...
     - А ты заметил, Рашид, какая у него сумочка была? Мятая, грязная, тряпочная... И я сам в эту поганую сумку накидал столько денег! Найди мне ее, Рашид, и хозяина этой сумочки.
     Он стал опять медленно приседать. Сел...


     ТАШКЕНТ, прошло полгода.

     В очень серьезной больнице, правительственной ЦКБ умирал Паша-оглы. Тот самый главный узбек с самолета. У смерного одра больному докладывал милицейский генерал.
     - Ни каких следов, уважаемый! По линии Москвы объявлен Всесоюзный розыск, а кого искать - не знаем. Летел он по чужим документам, у нас есть только фоторобот. В картотеке его отпечатков нет. Рыжий подельник его ничего не знает. Случайный человек, его наняли на рынке... Мы и пытали его, и на иглу посадили...
     - За что я тебе только деньги плачу? -Прошептал Паша-оглы. - Все иди. И ищи. Ищи как следует... Позови ко мне сына и Рашида.
     Сын Паши-оглы молодой еще человек, лет двадцати восьми. Рашид, нам уже известный казначей, который в самолете Лене зарплату выдавал.
     - Нурры, сын мой, и ты, Рашид. Вот уже полгода я ничем не занимаюсь, кроме поиска этого...этого...- его скрутила гримасса боли.
     Посетители успокоили больного. Не волнуйтесь, мол, вам нельзя...
     -...Я и заболел из-за него, уверен! Не так из-за денег, хотя и их жалко... Сейчас бы умирал Героем Соц. труда... Да, да! Умираю я. Вчера врачи объявили приговор, тоже за деньги, шакалы... Жить мне осталось два-три месяца. А этот...мГм... самолет еще живой, и мы даже не знаем кто он... И кто его навел, шайтана... Я за свою жинь кое-что скопил. Рашид, мы начинали с тобой дело, вместе сидели в молодости. Я этого никогда не забываю и верю тебе! Ты получишь десять процентов от моих денег, остальные Нурры. Так я написал в завещании, копия у натариуса. А оригинал в Швейцарии, в банке. Там и деньги.
     - В Швейцарии? -опешил сын. - и сколько же там денег, отец?
     - А чего ж ты не спрашиваешь, Рашид? - после паузы заметил больной.
     - Я примерно догадываюсь. Да мне все равно сколько, я ведь тоже не бедный. Спасибо что не забыл.
     - Догадывается он! Примерно! Всего даже и ты не знаешь. У нас кроме хлопка травка разная растет... Ты получишь пятьсот тысяч!
     - Пятьсот тысяч! - Это сын не выдержал. - Рублей?
     - Нет, сын. В Швейцарии о рублях и не слышали...Долларов.
     Даже Рашид крепко удивлен, а у сына первое что вырвалось:
     - За что же ему столько денег, отец?
     - Дурак, Ты, видивмо, и считать не умеешь! Ты же получишь четыре с половиной миллиона. Да еще проценты... Но есть одно условие. Деньги вы получите тогда, когда найдете того, с самолета. Там, в банке Швейцарском, есть образец отпечатков его пальцев. Спасибо Рашиду, догадался его отметить... Так вот, сын. Без предъявления отпечатков моего врага, Ты этих денег не получишь. Рашид, друг, надо найти и отомстить. Без этого мне и в земле спокойно не будет.
     Сын сообразил:
     - А если он уже умер? Или я его найду и убью, а как же отпечатки?
     - Надо у него мертвого отрезать пальцы, А лучше у живого. - Это Рашид сказал, верный друг и соратник. Видимо, его душу тоже бередила эта же рана.
     - Один ты меня понимаешь, Рашид... А если тот умрет раньше, то деньги вы получите через пятнадцать лет. И учти, сын, там в Швейцарии есть отпечатки и Рашида. Он у тебя как бы опекун и мне гарантия, что ты эти деньги получишь только с Рашидом и с отпечатками того... Лучше бы тогда самолет разбился! Пусть и я, но и враг со мной! Правда, Рашид?


     МОСКВА, наши дни.

     Леня, теперь уже Леонид, возлежал на диване в элегантном халате и в тапках, наверное, от Кардена.
     Грузчики выносили мебель из обширной квартиры, уже заканчивал выносить. Руководила выносом мебели очень симпатичная, очень длинноногая, вся из себя очень!
     - Скажи мне, Клава, почему от меня все женщины уходят? И, главное, с мебелью наровят! Ну, почему все женщины любят мебель, а меня нет?
     - Потому,что я не Клава, это раз. Во-вторых, Вася...
     - Ребятушки, вам сказано мебель выносить, а продукт оставьте! - оживился Леонид.
     Грузчики поставили столик уже на выходе и вернули коньяк и все остальное на место. А остального-то там было стакан да сигареты. И телефону на полу,около дивана, стало не так одиноко.
     - Так, так, так, - возвратился Леня к женщине, - почему бы тебе вместо этой люстры, не взять на память меня? Люстра, конечно, хрустальней, - Леонид сел на диване, плеснул себе коньячка в стакан..., - но граненый и стеклянный он - душевней, главное полезней.
     Леня выпил и продолжать наблюдать,как откручивают люстру.
     - Пей, пей! Может, хоть раз в жизни напьешься, человеком станешь.
Хоть на время... Завтра утром не так себя любить будешь.
     А телефон настойчиво пищал. Леня взял трубку:
     - Поликлиника.
     - Поликлиника? Ну, наконец-то, нашел! Застал! - Трубка телефонная прямо источала флюиды счастья. - Поликлиника!
     - Да, ветеринарная.
     - Вот, вот! Вам конский доктор не нужен?
     - Как же, как же, на полставки...
     - Это как раз то, что нужно. Я как раз специалист по хвостам и копытам.
     Леонид разговор не прервал. Что-то отдаленно знакомое, давно забытое в голосе, и, несмотря на флюиды счастья, неприятное, даже тревожное.
     - Наконец-то, дорогой! - пела трубка. - И здравствуй! - Впервые прорвался азиатский акцент.
     - И с кем я имею говорить? - С одесским акцентом поинтересовался Леня.
     - Друг, очень большой твой друг! Увидишь, обрадуешься! Ты полчасика никуда не уходи, подожди меня. Сюрприз!
     - Ну, давай. Да, и захвати с собой пару бутылок чего-нибудь, друг...
     И Леня посмотрел на часы, засек время. И вроде бы кинулся к куче одежды, сваленной в углу. Скинул даже тапки...,а потом передумал. Еще раз глянул на часы и сам для себя проговорил:
     - Так не бывает, чтоб предупреждали.
     Заговорил с грузчиками, желая их хоть немного задержать. Не хотелось одному в квартире за железной дверью оставаться, когда прибудет друг.
     Из квартиры, между тем, почти все вынесли. Остались диван и письменный стол, бывшая жена и четверо грузчиков.
     - Так, ребята, вы пока передохните. А стол этот-мой! Диван я жене пришлю позже, обещаю. Должен же я в своей непутевой жизни, хоть раз полежать на диване и подумать одну мысль: в чем же на самом деле есть серьмяжная правда? Один знакомый старик - Висуалий Лоханкин, ему сейчас лет девяносто, наверное, любит это дело - лежать и думать, лежать и думать. И обязательно на диване!


     Леонид посмотрел на часы - времени прошло очень мало.
     - Так, друзья мои, кто слетает в ларек? Обмоем вынос интерьера.
     А в Москве было лето. Тепло и лужицы после дождя.
     А из окна комнаты Леонида, с верхатуры седьмого этажа видны контейнеры с мусором. Мерзопакостно...
     Входная дверь была приоткрыта, но все равно раздался звонок и в комнату вошел, наверное, таксист с корзиной цветов.
     - Леонид Иванович, встречайте гостя из солнечного Узбекистана!
     Таксист обратился ко всем сразу - и к грузчикам и к голым стенам.
     Широко распахнулась дверь и взору всех предстал оборванный человек в тюбетейке. Леонид его узнал сразу. Это был человек с того самого самолета. В каждой руке гость держал по бутылке шампанского.
     Бывшая жена первая нарушила немую сцену.
     - Ну все, хватит, поехали, ребята. Вчера у него негр целый день сидел, сегодня еще чище!
     - Я чище негра.- Гость преданно ласково смотрел на Леонида.
     - Он чище негра,- подтвердил Леонид,- но я его не знаю.

     Сидели на единственном диване Рашид и Леня. Разговоры разговаривали и вино пили.
     - Тебя весь Узбекистан искал, весь СССР искал, целых семь лет искали! Нигде тебя нет. А я нашел. Потому что я очень хотел тебя найти! Москва, Сочи, Лас Вегас... Мотался за тобой по всему свету.
     - Ну и зачем? Убить хочешь?
     - Обижаешь! Ты же мне как родной стал. Я столько денег на тебя потратил...
     - Ах, деньги...да,да,да. Припоминаю что-то.
     - Что эти деньги! Ты даже не представляешь, сколько твоя голова стоит! Вернее руки.
     - Ну, почему же? Могу приблизительно оценить...
     - А я тебе точную цифру назову и постараюсь объяснить, ты только никуда не убегай, пока не поймешь всего.
     Выпили, посидели.
     - Тем более, Леня, бежать тебе в принципе некуда! В Испании твоя вилла взорвалась случайно. Прямо у меня на глазах. В Нью-Йорке тебя Интерпол прям в твоей квартирке сидят... Только не вздумай стрелять! Пистолетик я твой разрядил, так что карман можешь не гладить! Проверь.
     Леня достал из кармана Вальтер девятой модели - обоймы не было.
     - Ну ты, мастер!
     - Не без того. Спасибо... Продолжим, куда же тебе бежать? Тот самый домишко под Тулой, сгорел. Хороший был дом, добротный. Пожарные только одну табуретку спасли. Чуть-чуть обгорела, правда, а так, как новая. Я сейчас прям оттуда. Знал бы что тебя застану, захватил бы табуреточку.
     - Так! Ну, хорошо. А почему ты решил, что можешь безнаказанно обо всем этом говорить? Тебе же цена в таком виде - две бутылки портвейна.
     - А потому, дорогой, если со мной что случится, весь Узбекистан будет знать, Что Пашу-оглы в самолете обул, вернее, разул ты! И что ты еще живой, и найти тебя в принципе не сложно... Однако, выслушай меня, и ты поймешь, почему мне тебя тоже живым лучше иметь!
     - Ну-ка, ну-ка. Очень любопытно!
     - Так, вот, тот самый Паша-оглы, у которого ты в самолете сто тысяч...
     - Восемьдесят.
     - Не важно, двадцать - это я у тебя взял. Паша - оглы года не прожил после того случая. Умер. Заболел и умер от расстройства. Обида его съела, бывает такое. Никто никогда его так не обманывал. Да еще упрашивать тебя пришлось, чтобы взял! Свихнешься тут. Самому отдать сто тысяч!
     - Восемьдесят.
     - Да что ты все эту мелочь ститаешь! Кстати, деньги он вез, во-первых, на станки и оборудования для еще одного подпольного цеха: фонды-монды, то-се. Короче, взятки всем надо было дать... А во-вторых деньги были нужны для получения Звезды Героя соц. труда. Мечта у него была - героя получить! И станков не получил, и героя покупать не стал. Какой, говорит, я герой... Он тебе, Леня, Героя присвоил. Правда, посмертно. Очень справедливый был человек, мой друг Паша-оглы, но умер.
     - Я на него тоже зла не держу.
     - Ну-ну. А денег у него осталось много. Он перед смертью, как и положено написал завещание. И все его деньги вот уже семь лет лежат в Швецарии. Без движения. Целых пять миллионов долларов!
     - Богатый был! И чего ему было за восемьдесят тысяч так переживать?
     - За сто,- поправил Рашид. - Не в сумме дело, а в унижении. Вон генералы разные, да министры за рубль по телевизору судятся! Тут дело не в рубле... Так вот, снять эти деньги со счета может только сын Паши-оглы. Но при условии, что тебя поймают, наконец. Так завещал Паша-оглы... Там, в Швейцарском банке хранятся отпечатки твоих пальцев. Образец, так сказать. Помнишь, я тебе в самолете листик дал подержать? Да тебе и не обязательно помнить, главное что я тогда догадался! И теперь в банковском компьютере есть копия твоих отпечатков, а оригиналами ты сейчас стакан держишь. И если этот оригинал приложить куда следует - будет зеленый свет и деньги можно взять, хоть все сразу! И этот шакал Нурры, наследник, был бы счастлив. А пока он каждый год получает проценты - это,кстати, тоже много денег, и все их тратит на поиски тебя Много уже пальцев поотрезали... Издержки. Премия за тебя объявлена - полмиллиона зеленых.
     - Так ты теперь лауреат!
     - Лауреат-то, лауреат. Но я к сожалению, уже умер. И справка есть, и камень на могиле.
     - Вот что, святой дух. Давай сначала и поподробней.
     И Рашид вновь втолковывал Лене тайну хитрого банковского вклада. То один поднимался с дивана и ходил по комнате, то другой. То и одновременно ходили.
     Рашид добавил еще одну важную детель:
     - Видишь, на моей руке нет двух пальцев? Я был назначен опекуном этого шакала И мои отпечатки есть в этом проклятом компьютере. Даже если б тебя и нашли раньше, все равно без меня, без моего согласия, Нурры ничего бы не получил. Вот поэтому я и умер. По бумагам. И могила есть. А пальцы мои в Швейцарии,как доказательство. Я и по-настоящему почти уже умер, друг спас...
     Опять ходили, сидели, курили. Выпивали, но очень по чуть-чуть.
     - Нурры тебя ищет, очень ищет. И найдет, скорее всего. У него другого выхода нет... Ему еще восемь лет ждать наследства нельзя, он весь в долгах и серьезные люди его уже предупреждают. Кстати, для меня было бы проще, еслиб ты умер.
     - Это понятно. Не будет меня, не будет отпечатков, и Нурры твой ничего не получит.
     - Я знал, что ты умный.
     - Так чего же ты хочешь, если не убивать? Руки мои отрубить и сжечь, а что останется меня-Нурры отдать? Это, конечно, месть.
     - Это мысль... Но есть еще вариант. У тебя есть ключ к сейфу. Вон из халата целых два торчат ключа.
     Леня опять посмотрел на свои пальцы, между прочим вспомнил.
     - А того рыжего хлопкороба нашли?
     - Да его - то сразу. - И развел рукив стороны.- Что с него толку, он тебя и не знал вовсе.
     - Жалко парня. Ладно, завтра утречком мудренее! Если убивать нам друг друга не резон, я сегодня напьюсь.
     И долго еще горела лампочка в комнате Леонида. Эта была простая в своем сиротстве лампочка Ильича в черном патроне, привязанная - подсоединенная так, что даже провода изолентой не замотали. Ну, кто мог предположить, что о миллионах долларов пойдет речь в этой комнате без занавесок...
     А поутру они проснулись. Спали на одном диване, валетом. Сели, друг на друга внимательно посмотрели, потом на пол, где между бутылок лежал пистолет и обойма рядом.
     - Да-а.
     - Да.- Расслабился я, однако.
     Одна карденовская тапочка на ноге Леонида, другая - Рашида.
     - Ты мои чуни в мусор выбрасил, а мне свои тапки подарил. Красивые!
     - Зачем?
     - Не знаю. Говорил, что очень уважаешь меня, даже любишь.
     - За что?
     - Опять не знаю, может я красивый.
     Небритая, лохматая, узбекская, да к тому же с похмелья рожа была еще та! Леонид посмотрел в эти мутные глаза, кадык его дернулся два раза, затошнило так, что в ванную пришлось бежать.
     Рашид стоял у открытой двери ванной:
     - Может доктора вызвать?
     - Уйди, прошу тебя, закрой дверь!
     - Хорошо. Но куда же я теперь без тебя?
     Из ванной Леонид вышел немного посвежевшим, но на гостя старался не смотреть.
     - И что же мне с тобой делать?
     - Давай еще раз подробненько поговорим...
     - Сейчас я с тобой разговаривать не хочу. Сейчас я с тобой даже молчать не хочу!
     - ?!... Давай тогда культур-мультур наведем!
     - ?
     - Порядок! - И показал вокруг и на себя...

И шел с высоко поднятой головой победитель узбек в очень красивых тапках и поношенной тюбетейке по славному городу Москве. Чуть сзади и сбоку за ним шествовал Леонид, очень пренебрежительно поглядывая на Рашида.
     У входа в магазин "Одежда" Леонид остановился, магазин и был целью их визита. А гордый и невозмутимый Рашид проследовал еще с десяток шагов, потом остановился, закрутил головой, испугался, не заметив Леню. Повернул назад, увидел, и опять стал гордым и невозмутимым.
     В большом магазине покупали более цивильную одежду для Рашида.
     Между покупкой плаща и зонтика Леонид еще раз уточнил:
     - Я, лично сам, никогда не получу эти самые миллионы, несмотря на присутствие нужных узоров на вот этих руках?
     - Yes, никогда, абсолютно ек!- Рашид уже выглядел как новенький доллар.
     - И за что же тебя такого красивого полиглота убили, да не добили?
     - Месть очень глупого и недальновидного человека! Ведь благодаря мне такая головоломка с этим счетом вышла. И неумный человек Нурры считает, что наследство он не может получить из-за меня. Ведь это я подсунул листочек в самолете, я тебя так сказать отметил... Да к тому же из тех денег и мне полмиллиона завещано. Ну как я выгляжу?
     - Ума не приложу, чем же я тебе помогу?
     - Во-первых, ты и себе поможешь, ведь ты знаешь теперь, что тебя ищут! Надо упредить! Я знаю о тебе достаточно много. Твою, так сказать,трудовую деятельность я тоже изучил. Ты - игрок! И как правило, волк одиночка, это очень большой плюс! Тебя не знает этот шакал и его окружение... Хотя, может и знает кто? Ведь кто-то тебя вывел на те бабки?
     - Повезло... Да и кураж тогда был! Масть шла...
     - Вот и сыграй еще, может опять повезет!
     - Я же игрок в основном карточный...
     - Ага, и в самолете в подкидного дурака выиграл сто тысяч зеленых... Тут главное не торопиться, и придумать что-нибудь, я полагаю, можно! По моим сведениям, Нурры пытается дать взятку банкирам. Он готов и полмиллиона, кстати, бывших моих, выложить, лишь бы получить остальные. Но швейцарские банки - это не узбекские и не русские! Я тебе даю всю информацию: номер счета,банк, копию завещания. Мой друг в Ташкенте будет давать любые сведения о Нурры о его действиях и перемещениях...
     - Кто он - твой друг?
     - Леня, меня уже один раз убили...
     - Проверим... И куда же мне тебя пристроить?
     - Я хочу в отпуск! С начала капитализма в вашей и нашей стране, я не отдыхал.
     Ехали, между тем, по набережной Москвы-реки. Леонид за рулем средней крутости иномарки, Рашид в окно боковое смотрит на каменные берега, на воду, на людей.
     - Я родился на берегу арыка, все детство там провел...
     - Для отпуска арык имени Москвы подойдет?
     - Любой подойдет!
     - Тогда вот здесь и отдыхай!
     Рашид, не найдя что ответить на такую явную глупость, покрутил пальцем у виска.
     - Ты что, совсем уже? В этом муравейнике обязательно захочется работать, а я хочу отдохнуть!
     Заехали еще на вокзал, в камере хранения Рашид взял маленький чемоданчик - все же какие-то вещи у него быть должны! Потом Рашид еще звонил по телефону международному.
    - Леня, мне деньги не нужны. Ну если только что завещено. Я же предупредил своего друга - пока тебя не сдавать этому Нурры, не за какие премии. Мне имя свое надо вернуть.
     За городом дорога не такая широкая, но и машин очень мало. От этого просторней и...беззащитней. Леонид спросил:
     - Ты мою биографию трудовую знаешь, а сам-то чем занимался в миру?
     - Комендантом был в исполкоме. Веники, там печки, швабры...
     - Ну-ну! Это на вениках вы с другом такие бабки сделали?
     - И на вениках тоже! У меня в Ташкенте было четыре дома и во всех веники с клеймом, из исполкома.
     Деревня стояла на крутом берегу реки. И красивость была необыкновенная.
     Леня остановил машину около моста через реку.
     - Такой арык подойдет? У меня там, на краю ...аула, домик есть. Вот и будешь там жить пока...
     - Спасибо, это то что надо! Вот тебе на память твой портрет. Похож немного, правда? - Фоторобот семилетней давности, действительн похож немного...- И последнее,- продолжал Рашид, - Знай, Леня, что этот шакал Нурры всех без исключения проверяет на предмет совпадения пальцев. Всех, и кто к нему приближается, и к кому сам идет. Заболел бедолага этими отпечатками...
     Леонид вышел из машины, резко хлопнул дверцей:
     - Ну ты, комендант, меня подставляшь! И пальцы мои отметил, и портрет там есть! Что я могу сделать? Как?
     - Я тебя не подставляю, а предепреждаю. И во время отпуска прошу служебными делами не загружать!
     - Жалко, что тебя недострелили...
     А Рашид, как бы проверяя прочность моста слегка подпрыгнул пару раз. Хотя чего там проверять, если туда-сюда катят машины, и большие и маленькие. И мост лишь дрожит слегка.
     А домик Леонида, как выяснилось, сгорел. Не далее как вчера сгорел, ну, может быть, позавчера.
     - Это не я! Еслиб я знал про эту деревню, то конечно...- Рашид оправдывался.
     - А табуретка?
     Табуретка стояла около бывшего крыльца. Была как новенькая, слегка только обгорела.
     - Ага, такая же, как под Тулой, надо же какое совпадение! Что за сорт такой, не горят!
     - И не утонут. - Леонид почему-то успокоился. - Как ты появился, у меня начались сплошные неприятнояти и убытки! Чувствую, что от знакомства с тобой останусь с гарнитуром из табуреток обгорелых. Если, конечно, еще и останусь.
     - Вот уже семь лет я без табуреток и мертвый. После знакомства с тобой...
     К машине подошел сосед дачник. В майке и штанах с лампасами на подтяжках.
     - Здравия желаю! Докладываю: Леонид, твой дом спалили пришлые рыбаки, вчера ночью, переночевать тут решили. Есть жертвы - один рыбак сгорел, но это черт с ним сам виноват! Главное, есть пострадаший - сгорели двое моих штанов, одни, что на заборе сохли, а в других я рыбаков вытаскивал.
     - Михалыч, ты, главное, местному быку не попадайся, а так - очень даже солидно!
     - Какие тут быки, куры одни остались... Ладно, пошли ко мне, чайку попьем с дороги, решим как с теми рыбаками разобраться.
     И уже по дороге к соседскому домику сосед спросил:
     - А кто ж тебя так быстро предупредил? Даже в сельсовете не знают, где тебя разыскать.

     Сидели, пили чаек, перекусывали чем бог послал Михалычу, да и гости с собой всякой снеди привезли. Сидели в беседке, куры под ногами шастали, птички на деревьях чирикали и труба от бывшего дома Леонида торчала на пожарище, рядом прям, за забором.
     - Михалыч, тут никто не сдаст на лето домик или комнату? Рашиду два-три месяца где бы пожить. Бежец он, из Узбекистана.
     - Беженец?
     - Беженец, беженец! - Заверил Рашид.
     - И чего узбеку из узбекистана бежать? Ну, ладно! Раз беженец, у меня полдома пустует, живи хоть все лето. Генеральша моя только к осенью заявится. Я сам тут как беженец.
     - Михалыч, он у тебя завхозом будет, в смысле комендантом.
     Даже петух обрадовался такому быстрому решению вопроса. Ку-ка-ре-ку! возвестил он на всю деревню.
     Уже из машины, когда Леонид уезжал, он спросил у генерала:
     - Михалыч, у тебя табуретки есть?
     - А как же.
     - Осторожней с огнем, Михалыч! Осторожней...


     А церковь в деревне восстанавливали... И что за удивительное свойство у русских людей: сначала разрушить, потом восстановить и там же замаливать свои грехи!? Но это, пожалуй, к сценарию никакого отношения не имеет, если не считать того, что крест на вершине купола был уже установлен и был небольших размеров. Оно и понятно - откуда в деревне большие грехи?
     Зато в Москве, на Храме Христа Спасителя крест получился
солидный...
     В Московских казино, как, впрочем, и во всех других, знакомые
люди при встрече не заключают друг друга в объятия. Даже рукопожатия
здесь излишни. Так, чуть заметный кивок головы: Я, мол, здесь!
     Не мешай, я уже здесь работаю. Вон, у рулетки мужик, денег не
мерено!
     Ну-ну! Бог в помощь.
     Леонид ходил по разным казино не ради игры. Он кого-то искал.
Спросил у одного, как-бы промежду прочим: не видел ли? В другом казино так же спросил...
     Нашел он нужного человека на частной квартире. По обстановке,
вполне состоятельные хозяева. Леонида узнали, впустили. За игровым
столом пятеро и так какие-то еще люди мельтешат.
     Седовласый, самый старший и, видимо главный, предложил:
     - Сыграешь, Леонид?
     - Спасибо, сегодня что-то не везет. Мне Олег нужен. Подожду как
закончите, если не возражаете.
     - А чего возражать? Сиди. Может и долг за Олега заплатишь, раз он
тебе нужен.
     - Много? - Леня спросил у Олега, годов так, эдак 40-45, с
выпученными глазами и каким-то подкупающе наивным лицом.
     - Ты же знаешь, я помалу не проигрываю.
     - Да, уж...
     - Лень, я сейчас. Еще полчасика.
     - Засекаю время. - Леня посмотрел на свои часы и сел в свободное
кресло, взял журнал. С картинками.
   А за столом продолжалась игра.
     С наивным лицом Олег, даже пару раз выйграл. Впрочем и проиграл
не меньше.
Леонид глянул на часы, поднялся. Полчаса истекли.
     Расчитался за Олега...
     Уже в машине Олег рассказал такую историю:
     - Как-то я просадил за ночь, в рулетку, штук наверное десять зелени. Домой возвращался под утро и на метро. Ну, совсем без денег, какая тут тачка ! Взял я на последние жетон и иду крайне грустный к турникету на метро. А в это время бабка-контролер куда-то отошла на пять секунд. И я шмыгнул туда, где со всякими ксивами ходят. И прошел. И, представляешь, я и о проигрыше забыл - такой я за себя гордый и довольный стал, что без билета проехал... Хотя на этот проигрыш я мог все эти фишки - жетоны со всего московского метро скупить... И вот, Леня, когда я только догадаюсь, заметь, не выйграю - догадаюсь, как этот старый козел карты считает, я буду горд собой и доволен до конца жизни.
     А не такой уж и наивняк этот пучеглазый Олег.
     - В Ташкент поедешь?
     - Ведь я тыщу способов знал как метить, тасовать, сдавать... А этот козел...
     Леня резко тормознул. Олег даже лбом в лобовое стекло слегка угодил:
     - Понял! А в Ташкенте что?
     - В Ташкенте дыни
     - И когда за дынями ехать?
     - В Швейцарию сначала заглянем.
     - А мне хоть в Республику Чад, лишь бы жетон на проезд был.
     ... В Москве светофоров много, на каждом перекрестке, почти. Леонид остановился у очередного первым в своем ряду. В соседнем, справа, также первой стала еще одна иномарка, покруче. За рулем сидел длинноносый, с черными усами, с черными глазами и в белой кепочке... А рядом с ним - Олег толкнул Леню: смотри! - Недавняя жена Леонида, та, что мебель забирала. Раскланялся Леонид с нею через стекла двух машин, и чень дружелюбно. Леонид кивнул на усатого: а это кто? Женщина обняла того за плечо, щекой прижалась. Ну, яснее ясного! - Новый фаворит. А Олег показал фавориту: пристегни ремень, а то нос в стекло лобовое... Фаворит ответил жестами: Я. С этого. Перекрестка. Поеду первым! - и палец указательный для полной ясности приподнял. Леонид велел пристегнуться Олегу, сам ремень безопасности щелкнул: щас посмотрим, кто тут будет первым!
     Бывшая жена внимательно наблюдала за предстартовыми приготовлениями экс и сегодняшним фаворитами. Леонид смотрел вперед, крепко сжимая руль. Олег, нагнулся, чтобы лучше видеть светофор. Новый фаворит смотрел на Леонида и с небрежностью повторял его действия. Тот включил первую передачу - тоже самое. Перегазовка - перегазовка. Олег начал отсчет с отмашкой руки: раз... два... три-и!
     Фаворит резво рванул... И тормознул, правда, резво. Но все равно в бочину какому-то жигуленку врезал и встал. По-прежнему горел нормальный красный свет светофора и поперек шел целый поток машин. Машина Леонида естественно стояла у перекрестка.
     Фаворит ударил ладонями о руль. "А ты чего смеешся ?!" Это смеялась бывшая жена, зажав ладонью рот... Почему-то радовалась. Наверное так и надо - старый друг, лучше новых двух.
     Дали зеленый свет. Леонид потихоньку объехал машину фаворита и жестикулирующего подбитого жигулиста... Олег еще раз напомнил фавориту: пристегиваться надо! и показал ему на прощанье среднийпалец, что означало: да, ты был первый... или что-то в этом роде. бывшая жена чуть заметно, но одобрительно помахала Леониду. Отпускник Рашид и отставной генерал прогуливались по-за деревней. Там и сям были. Остановились около моста через реку. (Мы там уже были). Генерал как гид, показывая на мост:
     - Стратегический объект! Лет десять назад мост по весне смыло, до Москвы с того берега стало на 200 верст дальше...
     - Стратегичекий, а какой-то не серьзный. Хлипкий.
     - Ну, уж... Какой подешевле, такой и поставили. Хотя и новый спроектировали, а кто-же денег даст!
     Потом уже около церквушки, Рашид полюбопытствовал:
     - Василий Михайлович, штаны с лампасами я ваши уже видел, а спинджак с погонами у вас есть?
     - А как же!
     - И с медалями?
     - Ну медали-то дома в Москве. А тут планки орденские, само-собой. - Василий Михайлович, давайте культур-мультур в этой деревне наведем.
     - Чего наведем?
     - Ты говорил, что проект нового моста есть?
     - Ну...
     - Одеваемся и-в район. Так жить, мы очень быстро потеряем форму. - показал на генеральское брюшко, - и я тут всего три дня прожил, как тыщу лет прошло. Джином буду!
     И наряжался генерал во все генеральское. Рашид осмотрел его внимательно и поинтересовался, показывая на икону Николая Угодника: —Родственник?
     Генерал после паузы переспросил:
     - Похож?
     - Сходство есть...
     - Ну надо же! Эта икона из церкви, у меня тут временно. Церковь Никольская, вот и он Николай Чудотворец. Кстати, говорят и иноверцам помогает, у батюшки местного поинтересуюсь поподробнее...
- Родственник! - и еще раз на себя в зеркало посмотрел.
Иходили по разным инстанциям районного городишки центральной полосы России.
     Любопытная и немаловажная деталь: в чиновних кабинетах генерал был Генералом, а Рашид на втором плане с папочкой. Ну, вроде
адъютанта.
     Зато перед очередным кабинетом, перед секретарской дверью Рашид
"правил бал". И как себя вести и как говорить: требовательно или просяще. И генерал подчинялся.
     Посетили и милицейское начальство и банк...
     Апофезом эпопеи хождения по кабинетам, является, пожалуй, такой эпизодик.
     ... Беженец Рашид в снимаемой половине дома на куске фанеры рисовал черной краской вывеску.
     В другой половине этого же дома над географическими и топографическими картами, разложенными на большом столе колдовал генерал.
     Рашид постучал в генеральскую дверь:
     - Как будет правильней по русски: управление по строительству мОста или... мостА?
     Генерал крякнул, почесал затылок:
     - Неправильная формулировка. Напиши: Управление по строительству объекта "Мост".
     В швейцарском городе Базеле есть много банков а также костелов, церквей, мечетей... Наверное их не восстанавливают, потому что не разрушали.
     Леня водил Олега исключительно по банкам. Они зашли в несколько банков, мило поговорили с управляющими, и, наконец зашли в тот самый, нужный им банк.
     Напротив входа гостинница - тоже хорошо.
     Внутри банка они попросили служащего проводить их к управляющему. деты они очень даже прилично; Леня на английский манер - в котелке, фраке, с тростью и грим: парик и бородка. Олег, поскромнее - он же у Леонида адвокатом числится.
     Начал разговор адвокат Олег:
     - Мой клиент,- кивок, - мистер Авилов желает открыть счет в вашем банке.
     Управляюший кивнул.
     - Мы будем рады вам помочь.
     - Да, но господин Авилов желает открыть не совсем обычный счет... Дело в том, что они с братом через 2 месяца становятся обладателями большого наследства. Они хотят перевезти деньги в ваш банк и пользоваться им отдельно, но с согласия друг друга.
     - Так откройте сразу два счета.
     Тут произошла заминка. На столь очевидное предложение не было готово ответа.
     - Они не хотят разделять наследство... - неуверенно начал "адвокат".
     - Все дело в том, что брат мой болен и не может самостоятельно передвигаться... Счетом буду пользоваться только я но каждый раз с его согласия.
     - Могу предложить сейф с двумя ключами. Депозитарий... Нет, мы хотим чтоб именно текущий счет, и чтоб брат каждый раз знал сколько я, или кто-то по моей воле, берет денег. Леонид нашел нужное решение:
     - Как я уже сказал, мой брат парализован, он не в состоянии сам даже расписаться на чеке.
     - Ну, господи, это очень просто! Вы ставите на чеке два отпечатка пальцев - Ваш и брата, а мы их сличаем по нашей картотеке. Все очень просто...
     Г-н Авилов обратил внимание на книжицу на столе банкира и рядом под стеклом календарь. На книжице была фотография курицы и на календаре курица нарисована.
     Птички эти мало походили на кур, но красивые.
     - Вы увлекаетесь вопросами разведения птиц?
     - Мое маленькое хобби. Вы знаете, я вывел две новых породы декоративных курочек. Это моя гордость!
     - А по-подробней вы не можете мне рассказать о новых породах. Вы знаете, мой брат всю жизнь занимается разведением новых пород... Вернее занимался, до болезни... и сейчас он часами может смотреть на этих божьих птичек!
     Глаза у Олега стали еще более выпуклей, когда он ничего не понимая смотрел то на Леонида, то на банкира, что на кучу фото и брошюрок про кур, появляющихся на столе.
     Из окна гостинницы был виден этот самый банк, где банкиром служил великий птицевод.
     Олег расхаживал по комнате.
     - Леня, когда вдвоем играют в преферанс, то за третьего играет некто под названием "гусар", или "болван". Так вот, он никогда не выигрывает и не проигрывает, потому что его нет за столом. Но на картах "болвана" играет каждый... Так вот, я не хочу быть "болваном", или ты мне все объяснишь, или я выбываю из игры. Пас... На фига ты меня водил к этомй птицелову?
     - К птицеводу, Олежик, а не птицелову. Это разные вещи. Он к тому-же еще и банкир и он должен тебя запомнить. Исключительно для этого я тебя и взял с собой. И знай, Олег, ты в этой игре не болван - для меня ты козырной туз. И если ты будешь делать все как я скажу, возможно я останусь в живых, а ты тому московскому старому козлу можешь проиграть еще очень много денег... Так что собирайся и поезжай в Узбекистан. Сначала в Бухару, потом может быть в Самарканд... В Ташкент, я думаю тебя сами отвезут...
     Из Швейцарии Леонид улетал рейсом на Москву, Олег - в Ташкент. - Итак, Олег, жду завтра твоего звонка, скажу куда и кому ехать...
     А Олег все о своем.
     - А почему ты решил, что тому старому козлу я обязательно проиграю?
     - Глаза у тебя очень честные, врать они не умеют!
     - Это верно. Глаза - моя беда! И в кого я такой уродился?
     - Хорошо бы в Ванюшку Сусанина... Я забронировал номер на твое имя -301, так что буду знать, когда ты появишься.
     - Ага, я герань на окошко поставлю, тут у всех такой пароль. Помнишь, Штирлиц кого - то засылал в эту страну?
     - Нет, герань не надо. Я по ключу от номера догадаюсь. Перепутаешь с геранью, как Плейшнер
     - Во, во. Он! И что за страна такая? Денег тут - немерено, со всей земли собраны и все бандиты и хорошие люди, как какие разборки, сюда прячутся. Ленин, например, и Штирлиц, да и ты туда же, даже бородкой под Ильича косишь.
     - Экую чушь вы несете, батенька.
     Первое, что удивило Леню при въезде в деревню - это шлагбаум у моста через реку. Знак "стоп" и плакат, гласящий: "Внимание! Проезд через мост платный. Средства идут в фонд строительства нового моста". Леня, конечно, заплатил дежурной женщине и под поднятый шлагбаум проехал через мост, свернул на улицу к дому генерала. Вывеска висела на фасаде дома: "Управление... объекта "Мост". А на двери Рашидовской половины - скромненькая бумажка: "Завхоз".
     И замки висели на всех дверях...
     Из дома напротив вышел молодой человек на костылях и в гипсовой ноге. Свистнул от своего дома, на костылях особо не находишься!
     - Чего надо?
     - А где жильцы из этого дома?
     - Жильцы... Начальник объекта в Москве, - вечером будет. Завхоз в районе - скоро должен быть.
     И после маленькой паузы добавил:
     - Если что надо срочно, то я - ихний секретарь.
     - Вон даже как!
     Леонид сидел в генеральской беседке, смотрел на свою печную трубу. Подошел неслышно Рашид. Виновато, вопросительно, с большой надеждой:
     - Леня !?
     Леонид нехотя повернул голову:
     - Надо же! Я на тебя смотрю, а меня даже не тошнит!
     - Кураж? Появился?
     - Жду пока. Садись!
     И далее проходила дружеская беседа. Что же еще можно делать в беседке?
     Пожалуй, единственное разногласие возникло, когда Леня заставил Рашида "играть на пианино" - поставить на чистом листе отпечатки пальцев. Тут Рашид заупрямился!
     У меня, мол, уже нет двух пальцев и так, мол, мало осталось...
     Леонид спокойно ждал, когда он выговорится, снова сядет, обмакнет пальцы в чернильную подушечку и поставит на чистом листе все свои пять пальцев левой руки.
     А вечером пили чай в беседке. И не только чай. Генерал, Рашид и Леня.
     - Чтой-то тебя, Михалыч, угораздило объекты строить? - спросил Леня.
     - Вон втравил. Беженец твой. И ты знаешь, Леонид, я ему за это очень благодарен. Я теперь не просто пенсионер...
     Леня перебил:
     - А Вас, между прочим, обманывают.
     - Кто?
     - А та бабка у шлагбаума мне квитанцию не оторвала.
     Генерал поднялся в волнении:
     - Ну что за народ! У себя же воруют. Никому нельзя верить... - и крикнул в сторону дома напротив:
     - Коля?... А, секретарь!
     Послышался шум в доме; то ли костыли упали, то ли стулья. Растворилось окно:
     - Слушаю, товарищ генерал.
     - Беги сюда, приказ срочно напишем.
     Рашид спокойненько:
     - Не торопись, Василий Михайлович. Какой приказ? Ну, чего ты этим старушкам прикажешь? Я же сразу предлагал с Гаи договориться. Или простого милиционера поставить.
     Генерал удивился:
     - Леня, юбъясни ты этому иностранцу, что с ментов мы вообще ни одной квитанции не дождемся! По отчетам тут будет пустыня, а что мы видим транспорт - это мираж! И банковского кредита мы никогда не выплатим.
     - А если двух ментов поставить с разных ведовств с двух сторон моста?
     - Сговорятся! - констатировал генерал. - Простым сержантам, что им делать? Вот, дьявол, как же быть?
     А секретарь Коля на костылях стоял рядом, ждал приказа.
     - Ладно, Коля, садись с нами поужинаешь. Приказ завтра сочиним, думать надо! Но упор надо делать на тактику Павлика Морозова - это как выпить дать!
     - А я вам еще раз говорю, Василий Михайлович, никакого приказа писать не надо. Шлагбаум - это РЕКЛАМА. Ну сколько мы там соберем с
шоферни? А реклама нам даст ого-го каких спонсоров.
- Леня, ну почему Рашид всегда прав получается? Почему так?
     - Он же академиев генштаба не заканчивал, товарищ генерал, он жизнь изучил.
     После первой рюмочки генерал спросил у явно взволнованного секретаря:
     - Чего это ты, Николай такой задумчивый?
     - Да, так... Вот статейку нашел, в старинном журнале, вот смотрите! - и достал тоненький журнал за 1913 год с названием "Синий журнал". И раскрыл его со статейкой "О лигах любви".
     В это время в леонидовой машине запищал телефон... Леонид извинился, и подойдя к машине, взял трубку, сказал: "да". Потом слушал внимательно, спросил: "А кладбище?" И лишь в конце разговора, отвернувшись от беседки (хотя и так не слышно), дал указание:"Самарканд. Начальник охраны казино "Пахт" двоюродный брат Нурры.
Все, что собрал в Ташкенте вышли по почте. Удачи тебе, Олег!"
     А в беседке шел разговор совсем о другом. Генерала заинтересовала предложенная статья.
     - Слышь, Леонид, вот тут пишут, баба одна считала всех своих любовников. Рекордсменка! За двадцать лет почти пять тысяч сувениров. Так и написанно: "4969 сувенировъ" с твердыми знаками на конце! Ну, оно и понятно, что с твердыми... на конце! Вот, читай! Из них значит: 926 офицеров, 93 аббата, 1614 иностранцев. - и генерал ткнул пальцем на Рашида.
     - Я тут не причем!
     - Это же восемнадцатый век... А офицеров в двадцать раз больше чем негров, и в десять, чем батюшек, - кивнул на церковь
     - Василий Михайлович, что значит - офицеров 929? - И генерал и лейтенант идут как одно лицо? - Рашид спросил.
     - Эта мадам совсем не лица считала. - напомнил Леонид.
     - Вот именно! А между лейтенантом и генералом в этом деле никакого равенства быть не может. Нонсенс! Неправильная статистика! А секретарь попросил:
     - Леонид Иванович, а домой, в Москву, по вашему телефону позвонить можно? Надо чтоб мой старый атлас "автомобильных дорог" захватили сюда. У меня в нем тоже все бабы отмечены! Я же шофер дальнобойщик... Голову сломал считать их в уме...
     - Позвони, раз такое дело! - И, обращаясь к Михалычу, вернулся к прерваной теме. - Тут гордиться нечем, эти цифры говорят о моральном духе в войсках.
     Генерал озадачено крякнул, Рашид помог:
     - Так это же во Франции было, и когда?
     - Вот именно! - ободрился генерал. - Наполеон с этими е.... и попер на Москву.




    
     И вновь в Швейцарии.
    
Леонид посетил управляющего банком:
     - Я посетил в Вашем городе много банков, и все же решил открыть свой счет именно в вашем.
     - Мы всегда рады новым клиентам. Наш банк имеет более вековую историю...
     - И решающее слово было за братом. Я мимоходом упомянул о вашем увлечении. - и Леонид показал на календарь с курами.
     - О-о!
     - Меня, кстати, тоже тронуло ваше маленькое хобби... Ну хорошо, давайте покончим с формальностями... Итак, как мне открыть счет для последующего получения денег по чекам только с отпечатками пальцев двоих людей? - и достал лист бумаги в прозрачной папке:
     - Вот здесь отпечатки моего брата, а вот моя рука.
     ... И водил управляющий Леонида к каким-то компьютерам, и в операционный зал.
     И Леонид наконец выложил тоненькую пачку долларов и ему выдали чековую книжку. Оператор объяснил, где должны быть тот и другой отпечаток.
     В заключении Леонид долго тряс руку птицеводу - управляющему, пока не напросился в гости:
     - Если вы не возражаете, я хотел бы сфотографироваться с вашими новыми породами курочек, моему брату будет очень приятно. - Да, я помню. Ваш брат болен... Ну, чтож,... Впервые я слышу столь необычную просьбу... Позвоните мне в субботу.
     А в Самарканде солнце вставало из-за минарета. Тоже самое солнце, что и в Москве, Швейцарии, и в деревне подмосковной. А какое же еще? Для всей земли светит одно лишь солнце, и люди на всей земле, в принципе одинаковые. Просто придумали себе разных национальностей, границ и стран.
    Засланный Олег шел по Самаркандскому базару старого города. Проигрывал во всякие наперсточки, лотерейки "местного пошиба". Потом добрые люди подсказали дорогу к самому престижному местному казино "Пахт".
    В казино Олег обратил внимание на телекамеры над рулеткой, карточным столом. Он стал играть за карточным столомв "Джек пот" против казино. Три колоды по 54 листа перемешиваются и пошло... Сосчитать и запомнить такое количество карт практически невозможно. Только передернуть, подменить...
     В первый раз Олег, естественно, проиграл. Зато запомнил какие рубашки у карт есть в этом казино.
     Тут-то в следующее посещение ему масть и поперла!
     В третий приход в казино его уже ждали. Крупье незаметно нажал кнопку, вызов охраны...
     И когда опять "масть поперла", его взяли под белы рученьки потихоньку и завели в комнату с многочисленными мониторами. - Тебе прокрутить запись вчерашней игры? - спросил начальник охраны.
     - А в чем, собственно, дело?
     - Обыскать! - приказал начальник.
     Олег попытался драться, но куда там! Пару раз ему врезали, и выгребли все из карманов: паспорт, деньги, штук пять карт, разной масти и достоинства.
     - Откуда же ты такой шустрый взялся? - И посмотрев в паспорт, - О, да мы прям из Европы! Виза не закрыта... А это что такое? - Начальник держал в руках визитку управляющего банком в Базеле. - Колониальный банк, Базель, управляющий, мистер... Ты был в Базеле? В этом банке?
     - Где я только не был!
     - Я тебя спрашиваю про конкретное место! Оставьте нас! - это он своим охранникам приказал, и когда те вышли, продолжил допрос: - Ты знаешь управляющего этим банком?
     - Да нет, просто меня с ним познакомил один наш, русский. Он друг этого директора, в смысле управляющего.
     - Друг? А ты этого русского хорошо знаешь?
     - Лучше бы его не знал! Я его в картишки там обдул. В гостиннице. А у него друг банкир, а у банкира вся полиция там своя. Вот я и удрал от греха подальше...
     А на мониторах, что вдоль стены, вовсю бурлила жизнь местного казино.
     - Так, собираемся, едем!
     - Куда?
     - Пока в Ташкент, а там видно будет.
     - А если я не поеду?
     - А тебя никто и не спрашивает!
     Начальник забрал паспорт Олега, деньги. Себе в карман сунул, вызвал охрану:
     - Пленочку этого игрока не стирайте пока, пусть как учебное пособие хранится...
     В Ташкенте, как известно, тоже мечети есть. И, наверное, мулла опять, как до революции, громко читает Коран на всю округу.
     Олега допрашивал Нурры - всех бы так допрашивали! Стол ломился от яств и Олег в центре внимания начальника охраны казино из Самарканда и самого Нурры, сына покойного Паши-оглы.
     - Лучше всего с нашими людьми, с рускими, хохлами, узбеками, это не важно, играть на западе. Там где и наши и ваши новые богатенькие хранят деньги - в банках! Они прокутят или продуются где-нибудь в Лас-Вегасе, тут же приезжают в свой банк, например, в Швейцарию, а в гостиннице их жду я, земляк. Так, что обратно они везут меньше, чем сняли со счета!
     - Хорошо, а что твой друг банкира? И как ты его уговорил сыграть?
     - Такой весь из себя в костюме, в цилиндре, с тростью и в перчатках всегда... С бородкой, как у Ленина. Я его целый месяц крутил. И в театр, и в казино с ним. Подружился, одним словом. Проиграл ему пару раз, а потом - бац! - и олн мне чек подписывает! И я
быстренько оттуда свинтил.
     - А ты можешь меня с ним познакомить?
     - Нет! Он же меня сразу полиции через друга - банкира сдаст...
     - А почему ты решил, что банкир - его друг?
     - А чего тут решать? Он и в гости к нему домой ходит, да и так с ним Вась-вась! Меня даже с этим банкиром познакомил. Этот русский, господин Авилов Леонид Иванович, он какое-то наследство там ждет. У
него счет открыт в этом самом банке...
     Уж очень честные у Олега глаза, как тут не поверить!
     - Ну хорошо! Едем в Базель, покажешь нам знакомца своего. Издалека покажешь, не переживай!
     В заключение Нурры сделал дробь барабанную пальцами на столе, кивнул на Олега. Жест для людей Нурры, вошедших к концу разговора, был
ясен. Надо проверить отпечатки пальцев у гостя.
     Ну, был там маленький компьютер - чемоданчик, бокал, который держал только что Олег, сканер... Специалисты, одним словом!
     - Нет, не то как всегда! - сказали слуги Нурры...

     А в Швейцарии между тем, Леонид покупал себе книжку. Брошюра рассказывала что-то о птицеводстве. Покупал он ее странным образом: обе руки у него заняты какими то свертками, да и трость...
     Он попросил перелистать книженку продавца, кое-где просил остановиться и поподробней рассмотреть картинку...
     Продавец сунул ему книжку в карман, сам взял деньги из бумажника...
     Леонид нес в гостинницу очень интересную книжку, облепленную отпечатками пальцев продавца книг...

     Ключа от комнаты, забронированной для Олега, у портье не было.
     И что удивительно, Олег действительно на окошко поставил герань.
Может и не герань, но горшок с цветами, что Леонида крайне удивило, но привело в хорошее расположение духа - за ним наблюдали.
     - Конспиратор! - сказал он про себя.
     Тут как раз подошло время к птицеводу в гости сходить.
     А курятник у банкира был маленький, вовсе и не похож на курятник в нашем понимании: несколько клеток и в загончике из сетки ходят небольшие и очень декоративные птички, вроде как перепелки наши.
     И все это хозяйство около дома-замка у подножия Альп. Наверное, Альп.
     И банкир фотографировал Леонидовым "Полароидом": Леня с курами и
рядом и куры на руках...
     Потом Леня осмотрел маленький инкубатор - это шкаф размером с холодильник со стеклянной дверью, а внутри яички маленькие греются.
     - Мистер Браун, у меня возникла интересная идея! А что если вы мне продадите 5-10 штук яиц и я их в специальном термосе отвезу в Россию, в питомник моего брата. И в России выведутся куры, зачатые в Швейцарии.
     Управляющий банком, мистер Браун был в восторге от этой идеи.
     - Вы сделаете вашему брату самый оригинальный подарок, какой только можно придумать! Как только вы соберетесь в Москву, скажите - я
подготовлю вам десяток яиц разных пород...
     И провожая до ворот Леню, банкир продолжал восхищаться эдакой затеей:
     - Я пошлю вашему брату рекомендации по уходу, содержанию, кормлению... Только обещайте, сообщать о всех нюансах роста циплят.
     - Непременно!
     Хотя Лене было глубоко наплевать на весь этот курятник. Это было очень заметно, когда он брезгливо отряхивал рукав, после фотографирования. Мистер Браун этого не видел, он новую курицу ловил...
     Чего не вытерпишь ради дружбы!
     Тем более, узбекские посланцы наблюдали сцену прощания у ворот: долгое, долгое рукопожатие, потом опять банкир что-то говорил, потом опять рукопожатие. Как бы сказал Олег - кореша Вась-Вась!
     Потом Леонид покупал себе точно такую же книжку, как и недавно. Тут он, правда, снял перчатку, чтобы самому перелистать.
     Дома он долго плескался под душем, громко напевая арию Ленского из "Онегина" : "Я люблю, вас, Ольга, я люблю вас..."
     За стеной его слышали узбекские друзья...
     После душа Леонид внимательно изучал купленную брошюрку.
     В Дверь постучали.
     - Да?
     С доброй улыбкой зашел Бахадыр - начальник охраны казино из Самарканда.
     - Извините, мне сказали, что вы из России. Я тоже почти...
     Леонид перебил:
     - Если вы не официант, тогда покинте номер. Я жду только официанта.
     - Да, но... земляки почти, в этой далекой стране...
     - Я уже сказал: потрудитесь выйти отсюда! - И встав с кресла, бросил книжку на стол. - Я ни с кем не знакомлюсь, тем более с земляками.
     Леонид был в халате, конечно же без перчаток.
     На этой самой книжице, взятой из номера Леонида, нужных отпечатков Нурры не нашел. На этом экземпляре были только пальцы
продавца книг...
     Во время сканирования книги Бахадыр укорял своего брата:
     - Так нельзя, Нурры, ты всех подозреваешь! Забудь об этих пальцах, надо думать, как выйти на этого мистера.
     - Как это - всех подозреваю? И он ростом такой-же, как и тот в самолете... Почему этот мистер ошивается со мной рядом?
     - Я предполагал, что мы сами к нему приехали...
     - Все равно. Я всех проверяю и чем больше я проверю, тем меньше останется непроверенных. Твои предложения?
     А Леонид опять в кабинете управляющего банком.
     - М-р Браун! Завтра я улетаю в Москву, и зашел напомнить о вашем подарке. Вот мне сделали по спецзаказу термос - инкубатор... На батарейках. Подойдет такой?
     - Да, вы очень основательный человек, похвально! Можно было и проще, но это надежней.
     - Меня только смущает таможня. Ведь рентгеновскими лучами их просвечивать нельзя?
     - Да, действительно... Ничего, здесь я вас провожу до аэропорта, и напишу подробную бумагу, что брилиантов в этих яйцах нет! Я все же почетный член трех академий!
     Действительно, мистер Браун проводил г-на Авилова до самого таможенного контроля...
     - Я через 2-3 дня буду, м-р Браун, зайду, расскажу, как доехал.
     Узбекский гости такое дело видели, и по дороге из аэропорта Нурры констатировал:
     - Да, с этим русским господином надо познакомиться обязательно. И любыми средствами. Банкир ему действительно друг.
     - Надо нашего москаля засылать к этому господину... И единственный вариант - пусть он вернет выйгрыш.
     - Ну как я ему верну, что скажу? - Олег в своем номере с цветком на подоконнике, разговаривал с узбеками. - Да он и не подпустит меня, сразу сдаст! - и сподкнулся о кадку с пальмой.
     - Вот черт! Давайте сдвинем это растение куда - нибудь.
     Добрые молодцы подвинули кадку, а Нурры приказал:
     - Ты положишь на его счет... сколько ты вы выйграл?
     - Десять штук! - после небольшого раздумья вспомнил Олег.
     - Положишь одинадцать тысяч на счет г-на Авилова, через его друга банкира. Извинись, придумай что-нибудь... Вот, мол, вернул с процентами.

     А после дождя в деревне всегда грязь. Асфальта - же никакого нет, зачем он крестьянам?
     От магазина с покупками возвращались домой генерал и Рашид, и еще издалека заметили, что напротив их дома секретарь беседует с молодым здоровым и высоким мужиком.
     Беседа, судя по обстановке принимала нежелательный оборот. Так и есть: Коля умудрился не выпуская костыля из подмышки, врезать оппонету с правой! Тот увернулся и просто толкнул Колю. Куда ты, мол, сдурел? Но секретарь не принял возражения - изловчился и в цель попал правым кулаком.
     Тогда здоровый и высокий тоже не оплошал: врезал так, что костыли в разные стороны полетели, а Коля - в грязь!
     Коля ползал по грязи, собирал костыли:
     - Вот я щас тебя костылем! Погоди, погоди.
     - Да пошел ты!
     И сам широким шагом направился к выходу из деревни, и сразу же столкнулся с генералом и Рашидом. Генерал строго спросил:
     - Кто такой?
     А этому быку все вопросы генеральские до фени!
     - Да пошел он!
     А Коля сидел в грязи и плакал, от обиды за свою беспомощность, наверное.
     - Младший сержант Петров, подъем! Быстренько собрать всю свою ходовую часть и доложить.
     - Надо бы его костылем, товарищ генерал.
     - Непременно котылем! В бою надо применять все подручные средства. Устав плохо знашь, Коля!
     - Что, в уставе и про костыли написано? - спросил Рашид.
     - В уставе про все написано, как в Коране! - заверил генерал.
     Коле стало смешно, он потрогал свой левый глаз, щеку:
     - Ну вот, теперь синяк будет!... Это с работы, друг приезжал. Там набетонке его фура стоит, здесь же не развернешся.
     - Да где уж тут развернуться, секретари посреди деревни сидят, не объедешь! - заметил Рашид.
     Николай застирал рубашку в тазике и в бочке под желобом крыши генеральского дома сполоснул и повесил ее на палисадник. Рассказывал:
     - Друг мне кучу приветов, гостинцев и мой атлас автомобильных дорог привез, помните я по хитрому телефону отсюда звонил, попросил, чтоб привезли. Так вот, я их сосчитал.
     - Кого?
     - Баб, кого же еще? Ну, рекордсменка из старинного журнала.
     - Как же, как же! И много насчитал?
     - Порядочно... Мне через неделю день рождения - двадцать пять лет! А дорожных баб и всех, кого вспомнил - 24.
     - Все еще впереди, - заметил Рашид.
     Но генерал не согласен.
     - Нет, Рашид. К юбилею надо подходить с юбилейной цифрой. Там, за магазином Верка живет. Сходи, для цифры.
     - Верка уже считана... Тут не в этом дело. Я как женился два года назад, в моем атласе никого новых не отмечено.
     - Что ж так?
     - А не могу я больше ни с кем!
     - Это плохо! - вмешался Рашид. - Надо к нам в Ташкент приезжать, фрукты - орешки кушать.
     - Да нет же! Я могу, но не хочу. Мне больше никто не нужен.
     - Однолюб, что ли? А зачем же тогда баб считал?
     - Не знаю...
     - Да, а причем же тут драка?
     - Как причем? Он меня спросил, посчитал ли я свою жену. Говорит, приплюсуй ее. Вы представляете? Мою Машу к этим... Ну и врезал ему пару раз... Костылем надо было, дурак.
     - Фантастика! - только и сказал генерал. - Но это возрастное, я думаю.
     А Рашид пофилософствовал:
     - В каждом деле нужен талант! Ваш один русский писатель, с бородой,
в молодости отменным кобелем был, а как женился, все! Талант! Во всем нужен талант, а в любви - в первую очередь. Абсолютно - в первую!
     По той стороне улицы шла молодая женщина, с большой сумкой в одной руке и с пакетом - в другой. И она повернула к дому секретаря.
     - Моя Маша приехала - прошептал Коля и закричал: - Маша!
     Схватил свои котыли и побежал к своей Маше. Ну разве можно на костылях бегать, да еще по грязи? Коля упал в грязь лицом, да костыли в стороны отлетели... Маша, увидев такое дело, бросила свои сумки и навстречу побежала. Коля попытался подняться на ноги, но только сел. Маша подбежала и в своем светлом платье тоже села на колени перед Колей.
     - Тебе больно? Ну чего ты, дурачок!?
     Ну не знаю я, почему у Николая опять слеза выступила на грязной щеке? Не знаю. Может он такой человек слабый - упадет и плачет... Впрочем и незаметно на грязной щеке...
     - А я за свой счет отпуск взяла, соскучилась...
     И поправила на колиной голове волосы и обняла...
     А Леня наблюдал эту картину через лобовое стекло своей машины. Он, как выяснилось, подъехал и ждал, пока дорога освободится, чтоб дальше ехать. Потом вышел из машины и спросил:
     - Вы надолго здесь?
     - Да нет! Мне всего на неделю отпуск дали... Ой, да мы сейчас.
     - Сидите, сидите. Я уже почти приехал.
     Ну, совсем обычная молодая женщина. Да к тому же и платье в грязи испачкала и свою щеку вымазала. Ну да чего же она прекрасна!
     Генерал с Рашидом наблюдали эту картину, облакотясь на палисадник. Рашид, заметив подъезжающего Леонида, заметно заволновался, но события не торопил и не мешал трогательной встрече влюбленных... Молодые, собрав свои костыли и сумки, направились к дому, а Леонид по этой луже, где сидела молодежь почему - то не поехал. Так поставил машину на дороге.
     - Правильно, Леонид! - похвалил генерал, - это святое место! Скажи, Рашид, твоя жена станет перед тобой в лужу на колени?
     - У меня нет жены.
     - Твоя Леня?
     - Я трижды разведен!
     - Вот я и говорю, есть же женщины, а мы... барахла понабрали!
     Леонид привез в деревню термос - инкубатор на батарейках, а в нем 7 яиц. Леня пояснил:
     - Было 10. Три на таможне разбили наши бдительные пограничники.
     - А что это? - полюбопытствовался генерал.
     - Это один мой большой друг, банкир из Швейцарии, прислал вам в подарок десяток яиц.
     - Кураж !? - шепотом почему-то спросил Рашид.
     - Ерунда какая - то! Действительно слова похожи.
     - Зачем нам капиталист прислал импортные яйца? Что за намек?
     - А намек в том, что я хотел их выбросить, но когда наши таможенники два часа колдовали над загадкой, что же в этих яйцах скрывается и просвечивать нельзя?, я решил, назло им, что в вашей деревне будут бегать циплята из Швейцарии!
     - Еще иностранцев? Тут от одного-то хоть беги... А если эти и вправду вылупятся?
     - Будет кусочек Швейцарии в России... Может и дорогу сельсовет сделает и водопровод... - заступился Рашид.
     - Молчи уж! Мало тебе одной стройки? А пионеры с горнами и барабанами понабегут? С ума тут сойдешь!
     - Пионеров уже нет давно!
     - А барабаны есть. И все, хватит об этом... Леня, мне с тобой поговорить надо, тет-а-тет, так сказать. Сейчас мне надо быть на объекте, подбрось, пожайлуста!
     - И мне надо там быть! - Рашид.
     - Сиди, высиживай пока, мы скоро будем.
     Рашид остался один и глядя на стеклянный термос, сделал яйцам козу:
     - Цып, цып, цып! Кураж! Кураж пошел у Ленечки...

     А Леонид привез генерала на объект.
     Не то, чтобы работа кипела, но кое какое шевеление наблюдалось. Бульдозер чего - то ровнял, экскаватор на том берегу чего - то копал, пару человек с нивелиром, (или теодолитом) чего-то вымеряли.
     Леонид даже присвистнул:
     - А я поначалу решил, что это так, фикция. Пирамида под названием мост!
     - Если бы! Я сам так думал. А видишь, и месяца не прошло! И ссуду дали, и разные структуры деньги переводят, и бандиты везут! Наличными дают, и чтоб надпись сделали - от такой-то братвы.
     - Но это же хорошо!
     - Да все бы хорошо, но скажу тебе честно, как сосед соседу! Твой Чингисхан не дает мне воровать!
     - Василий Михайлович!
     - А что? Я тебе честно признаюсь. И ты мне скажи честно - кто он такой? Его, наверное, и оттуда за честность выгнали. Знай свое твердит, еще не время, еще не время... Ты знаешь, сколько бетона уже можно было в землю якобы зарыть? Прорву! И я, начальник строительства не могу, сделать ни одной приписки!
     - А ты его увольняй, Михалыч!
     - В том-то и дело, что не могу... Я же без него мундир, хоть и генеральский...
     - Михалыч, я его знаю мало, но думаю, он не подведет... А в следующий раз, когда тебе невмоготу будет что-нибудь своровать, вот эту фотографию ему покажи, он все за нее отдаст.
     - Что это?
     - Это его могила. Заметь, ухоженная. А эти двое молодых людей наверное, сыновья...
     - И за что же его так?
     - Подставили.
     Генерал подумал, глядя на фотографию и твердо сказал:
     - Нет, Леонид, ты сам ему отдашь! Я-то тут причем?
     - Как хочешь. Только не говори о фото пока, я Рашиду потом покажу. А с ним мы сейчас поговорим прямо.
     И поговорили.
     - Ответь мне, Рашид, почему ты не даешь воровать человеку, который тебя приютил?
     - Наябедничал? - спросил в свою очередь Рашид и кивнул на генерала - А ты знаешь, Леня, сколько он песка на километр подъезной дороги втюхал? Пол - сахары примерно!
     Генерал крякнул два раза.
     - Извините меня, конечно, Василий Михайлович, а кто взятку с управления миханизации получил? Рашид все знает!
     Генерал еще раз крякнул, засуетился чего - то.
     Леня заступился:
     - А стучать нехорошо, Рашид.
     Рашид реагировал очень спокойно:
     - Извини, Михалыч. Правда не хорошо стучать... Я бумаги с этим песком сделал как надо... Ну, не могу я сейчас нечестно жить! У самого руки чешутся! Аллах меня за что то проклял, и может быть ваш бог меня простит! Я вон в той церкви поклялся...
     - Ты бы лучше тогда церковь восстанавливал, быстрее бы до бога достучался!
     - Для бога все добрые дела угодны!
     - Леонид, а ты посмотри, что этот праведник на твоем участке удумал. Вон там у реки уже котлован вырыли. По проекту это на узбекский дворец похоже. - И развернул лист бумаги, показал.
     - Что-то это мне напоминает, - вгляделся Леня.
     - Это испанская архитектура, - потупив взор сообщил Рашид. - Ну ладно, а сейчас плов будем кушать!
     Леонид внимательно посмотрел на Рашида, на проект: "Испанская архитектура... с тульским крыльцом".
     И вполне серьезно:
     - Я тоже хочу доброе дело сделать! Я вот освобожусь маленько и обязательно к вам присоединюсь, возьмете?
     - Как начальник скажет!
     - Если завхоз даст рекомендацию.
     - Вижу полный консенсус. Уговорили, буду вам медали хлопотать, сам по себе. Пойдем, Рашид, проводи до машины, потом о плове поговорим.

     В машине Леонид одел перчатки, достал чековую книжку и заставил Рашида поставить свой левый большой палец сначала на одном листке, а подумав и на другом.
     А генерал термос с яйцами нес в дом секретаря мимо машины Леонида.
     - Наш скороход все равно вечерами свободный, все уже сосчитал, пусть и выводит, и считать ему этих циплят до осени хватит.


     Первое, что бросилось в глаза Леониду, это огромная пальма в окне Олега. И Герань стояла.
     Леонид посетил банк, и первым делом в гостиннице постучал к Олегу:
     - Что все это значит? Что значит ваш дурацкий вклад на мое имя? - а сам жестами показал на окно - убери с глаз долой свой пароль.
     - Я вернул ваш проигрыш с процентами. - а сам жестами показал: ты же как Ленин.
     - Почему вернули?
     - Потому что, я честный человек. Мне срочно нужны были деньги, чтоб провернуть одно дельце. И благодаря этому нечестному выйгрышу, я стал богаче.
     - Странно... Если вы такой честный, попросили бы.
     - А вы бы дали?
     - Нет, конечно! Все равно странно, хоть и приятно!
     В дверь без стука вошел Нурры, попытался извиниться, Олег его перебил:
     - Познакомтесь, г-н Авилов, это мой компаньен из Ташкента, Нурры... Как раз он и настоял вернуть вам долг.
     - Очень приятно!
     - Взаимно!
     - Однако, Олег, у меня все готово. Можешь и друга своего пригласить.
     - Леонид Иванович, мы по домашнему, по советски решили отметить завершение одного дела, так что прошу присоединиться... - это Олег приглашал.
     - Ну, что вы, право, неудобно.
     - Очень даже удобно. В конце концов ваш небольшой вклад помог прокрутить операцию. - добавил Нурры.
     - Ну хорошо, только чур картишки от нечего делать, не предлагать!
     - Это я вам обещаю! И про шерсть не будем говорить! - и уже в дверях продолжал, - мы занимаемся поставками шерсти в северную Европу: Швеция - Греция. Овцы - мовцы...
     Леонид на минутку заглянул в свой номер и зашел в соседний - к Нурры и Company - Бахадыр, Олег и еще двое узбеков.
     Леонид первым произнес тост:
     - Я хочу выпить за честность! И тоже хочу поступить честно! Я хочу вернуть лишние деньги, которые вы положили на мой счет. К сожалению у меня нет наличных с собой.
     И он вытащил свою чековую книжку. Написал цифру, расписался, снял перчатку и поставил свой отпечаток пальца в специальной рамочке чека.
     - Нурры, позвоните дежурному, пусть пришлет мальчика. А то если вы скоро уезжаете, я так и останусь вашим должником... Не спорьте со мной!
     Прибежал посыльный. Леонид показал ему чек, сунул в согнутый лист бумаги.
     - Банк напротив. Чек по дороге руками не трогать, скажешь кассиру: спец. счет.
     А компании Леонид пояснил:
     - Вот поэтому, друзья мои, я за столом в перчатках и сижу. Я всегда в перчатках... При современной технике подделать чек и подпись на нем очень просто. А вот этот палец не подделаешь - техника тут бессильна.
     А посыльного до банка, кстати, незаметно сопровождал человек Нурры. Деньги в банке дали, и посыльный получил хорошие чаевые от Леонида.
     Нурры похвастал:
     - А вы знаете, Леонид Иванович, у меня ведь в этом банке точно такой же спец. счет.

     В городе Базеле, на улице, где расположен банк и гостинница, встретились новые друзья. Раскланивался Леонид с узбеками слегка приподнимая шляпу, а у тех на головах шляп не было, и они долго кивали во след Леониду, прижимая руку к сердцу.
     - Да, в тюбетейке так красиво не поздороваешся, - позавидовал Одег, хотя никто в тюбетейках и не был, - Незря англичане такие вот шляпы придумали.
     - Г-н Авилов сейчас дома. Зайди к нему и спроси, когда я смогу нанести визит для серьезного разговора. - Приказал Нурры Олегу.
     - Ну какие могут быть церемонии, уважаемый Нурры. Я всегда рад! Заходите без всяких предварительных уведомлений!
     Так встречал Леонид в своем номере Нурры.
     - Ну, зачем же буду ломать ваши планы. Например, вчера весь вечер вас не было.
     - Да, знаете,... порученьице одно выполнял, сугубо деликатное. Для банкира одного...
     - Как раз о банкире я и хотел с вами поговорить, о мистере Брауне, управляющем.
     - А в чем, собственно дело? Я его достаточно хорошо и давно знаю...
     - Вот, вот, а вы не могли бы меня с ним познакомить?
     - И всего-то? Конечно! Правда, смотря с какой целью вы хотите завязать с ним знакомство... И если, благодаря моей рекомендации возникнет какой-либо криминал, то сами понимаете...
     - Да какой криминал! Просто в этом банке храниться мое наследство, такой же, кстати, мудреный счет, как ваш. С отпечатками... И я наследство никак не могу получить, бюрократия везде. Там очень большое наследство...
     - Стоп! Больше ничего не надо говорить, я сам все узнаю в банке и конечно помогу, чем смогу. Не хотите выпить коньячку? Армянского?
     - Мистер Браун, мне позвонил брат и сообщил, что ваших будующих цыплят высиживает настоящая курица. Не инкубатор на японских батарейках, а русская курица - наседка!
     - Интересно, какого они будут гражданства?
     М-р Браун чувством юмора обладал.
     Поулыбались, посмеялись, поговорили и Леонид покинул управляющего, предварительно сказав:
     - Я и зашел, чтоб сообщить эту новость.
     - Да, да, всегда очень рад. Заходите.
     А управляющий уже углубился в бумаги, сверяя цифры с компьютером...
     Потому что хобби есть хобби, а работа - работа.

     - Нурры, вот ваш номер счета в банке. - Леонид положил перед Нурры лист с цифрами, продолжал: - У вас лежит пять миллионов, последний раз вы снимали проценты полгода назад... И я знаю вашу трудность...
     Нурры опешил. Он позвал Бахадыра из соседней комнаты:
     - Полюбуйся, Бахадыр, вот она хваленая швейцарская тайна вклада!
     А Леонид спокойно продолжал:
     - Банкир с вами иметь дело не хочет. Ему уже предлагали взятку, ведь так? Грубо! Так дают взятки администраторам в гостиннице.
     Леонид расхаживал по комнате.
     - Если кто еще есть в соседних комнатах, пусть за газетами сходят. Оставьте только тех, кому доверяете!
     Из двух соседних комнат за газетами вышли человек шесть, и Олег среди них.
     - Бахадыру я доверяю, - заверил Нурры.
     - Итак, вариант здесь один. Надо в компьютер ввести ложную программу. Это сделать можно. Но чтобы это не вскрылось, и никого не засветить, надо ваш счет полностью анулировать, перевести деньги на аналогичный именно в этом же банке, и уже с того счета можно брать хоть все сразу.
     - Как это сделать практически? - после раздумья спросил Нурры.
     - Очень просто. Вы пишете поручение в банк, что так и так, при обнаружении владельца нужных отпечатков ваш счет анулируется, а деньги
переводятся на аналогичный счет, т.е. на мой. А я даю вам чек, даже несколько, сумма большая все-таки!
     - Я полагаю все это так или иначе не бесплатно, зачем тогда мудрить?
     А Бахадыр догадался зачем:
     - Как ты не понимаешь, Нурры, твой счет, не до конца чистый анулируется, но из банка деньги не уходят. А уходят они с чистого счета. Логично...
     - Сколько?
     - Я вам выписываю четыре чека по миллиону. Остальные останутся на
моем счету. Надеюсь, вы понимаете, для кого?
     - Я согласен! - глядя на банк промолвил Нурры.
     - Тогда надо спешить, друзья мои. Послезавтра утром приезжает мой брат, и мы летим в ЮАР за нашим наследством.
     Процедура перевода денег была достаточно проста. Но прежде Леонид сел и заполнил четыре листка своей чековой книжки. Правда первый лист он испортил: написал почему-то "сто тысяч". Он вырвал этот листок и сунул себе в карман. Остальные заполнил без ошибок - по миллиону. Расписался на всех, снял перчатку, оставил отпечаток. И управляющий банком, изучив поручение Нурры, набрал нужное сочетание клавиш на компьютере, и дал пульт управления Нурры.
     - Нажмите вот эту кнопку.
     - Эти чеки действительны? - Нурра медлил.
     - Естественно! Если есть нужные отпечатки.
     - И когда можно получить по ним?
     - В любое время!
     А Леня уже снова снял свою перчатку, и когда Нурры наконец нажал нужную кнопку, он приложил свой указательный палец к сканеру компьютера.
     На мониторе загорелась надпись: "Счет закрыт. Деньги переведены на счет N...".
     - Поздравляю, ваш счет закрыт.
     - Я хотел бы получить по одному из этих чеков прямо сейчас.
     - Давайте... Да, но здесь нет отпечатков брата г-на Авилова!
     - Какого брата, какого брата? Я же миллион за это вам заплатил! Управляющий положил палец на кнопку вызова охраны.
     А невозмутимый г-н Авилов предложил:
     - Не надо охрану вызывать, м-р Браун. Я сейчас все объясню моим друзьям. Да отпустите же меня!
     Двое охранников Нурры уже державшие Леонида, чуть ослабили хватку.
     - Я вам объяснял, Нурры. У меня такой же счет, как и ваш. Правда я не сказал, что брат тоже должен поставить свой палец на чек. Я почему - то считал, что у меня достаточно чеков с его отпечатками. Вот, на этом посмотрите - и достал из кармана чек на 100 тысяч.
     Банкир сказал: да, по этому чеку можно. Получите!
     - Ну, что я говорил! Кончились такие чеки. Ну, ничего, завтра утром приезжает мой брат со своими руками и мы все устроим! Мне он сейчас или вечером будет звонить из Москвы. Приглашаю вас в гости, все равно теперь не отпустите! До завтра, м-р Браун.
     А мистер Браун, как экземпляр своего хобби, нагибал свою голову туда - сюда, ни черта не понимая в русской речи...

     В номер к Леониду зашли спокойно.
     Там Нурры сел в кресло, и как бык со свистом вдыхая и выдыхая воздух из ноздрей, проговорил:
     - Ну а прежде чем позвонит твой брат, ты нам расскажешь, что за шутку ты придумал!
     Двое молодцев после сигнала Нурры стали профессионально бить Леню...

     ...Один из них хотел поднять лежащего Леню за волосы, и поднял... парик. Борода тоже отклеилась, когда за нее дернул Бахадыр.
     - Что это?
     - Вам моя голова нужна, или деньги? - сидя на полу и тряхнув головой спросил Леня.
     - Чего-то мне эта рожа напоминает!
     - Не может быть!... Ты же проверял его пальцы, Бахадыр?
     - Проверял. Книжку, которую он читал.
     - Проверь еще раз!
     Принесли чемоданчик из соседнего номера, сняли с Леонида перчатки, прислонили руку... ОН!
     - Не может быть, - еще раз прошептал Нурры.
     - Может. - Леонид поднялся.
     - И если ты хочешь получить свои деньги, выслушай меня без мордобоя и наедине, это в твоих интересах.
     - И ты мне будешь ставить условия!? Ты, который уже труп?
     - Надо же! Это что-то семейное и передается по наследству: твой отец тоже самое говорил мне в самолете.
     Нурры закипал. Он достал из кобуры под мышкой пистолет, но не выстрелил, а зажав его в руке, двинул Леню по скуле. Леня не упал - стена задержала.
     - Говори, как узнал про наследство, гад!
     - А я и не знал вовсе; ты сам меня разыскал и сам же перевел мне деньги...
     - Кто? - это Нурры у своих спрашивал.
     - Олег! - Бахадыр испугался.
     - Где он?
     - Да его со вчерашнего вечера уже нет! - ответил кто-то из охраны.
     - Это ты мне привел этого Олега, сволочь. Предатель. - Нурры наставил ствол ко лбу Бахадыра.
     - Нурры, не дури! Ведь я его в Самарканде взял случайно за ...
     Нурры выстрелил. Тоненькая струйка крови стекала по лбу, по носу, по губе...
     Волна ярости откатила от Нурры, он приказал:
     - Подержите этого господина, ребята. Он очень любит всякие отпечатки! - а сам разрядил пистолет, вытер его тщательно платком, взялся за ствол, сунул его Лене.
     А Леонид совсем не сопротивлялся. Очень невозмутимо взял пистолет:
     - Это несколько меняет и даже упрощает дело... А левой рукой тоже подержать пистолетик?... Я, признаться, даже и не предполагал такого поворота...
     - Вот, вот! Теперь я тебя убью в целях самообороны, и отпечатки твои поганые больше не нужны будут никому.
     - Но до утра-то я поживу. Ведь мой брат только утром приедет, как ты его без меня узнаешь?
     - Я думаю, нет у тебя никакого брата, и зачем тебе жить до утра?... Ты у меня и раньше скажешь - кто это и где он? твой брат.
     - Конечно скажу. Ведь ты же умный человек, а я честный! Даже твоему покойному отцу долг вернул! Ты только что получил по моему чеку 100 тысяч. Разве нет?
     - Гад!
     - Но прежде чем я отвечу на твои вопросы, я хотел рассказать, кто-же подставил твоего отца.
     - Это и так всем известно.
     - Ты имеешь в виду покойного кассира? Он также виноват, как и Бахадыр... А я хочу рассказать тебе правду и еще раз повторяю - лучше без свидетелей! Твои ребята и так много лишнего видели.
     - Предупреждаю, если ты хочешь жизнь свою купить за какую - то информацию, то это исключено. Абсолютно! Твоя жизнь сейчас ничег не стоит. Но последнюю просьбу твою исполню! Ребята привяжите его, на всякий случай, и идите в мой номер.
     - ...Я хочу напомнить тебе тот далекий 1990 год. Чайхану в центре старого Ташкента, старого чайханщика...
     ... И мы помним первый эпизод: русский узбек Джигарханян...
     В чайхану вошел Нурры и два амбала.
     - Чайханщик, выйдем, поговорить надо!
     - Во-первых, когда входишь в чужой дом, здороваться надо, что о нас подумают гости? а во вторых, кто ты такой, чтоб я к тебе бежал для разговора?
     Нурры стушевался немного:
     - Меня отец прислал, просил переговорить.
     - Для невнимательных я повторю: где "салям алейкум"?
     - Салям алейкум! - чисто механически сказал Нурры, но тут же взял себя в руки.
     - Вот это вежливо. Алейкум ассалям!
     - Отцу срочно нужны деньги. Много. Желательно сразу зеленые... Ты же моему отцу всем тут обязан...
     Чайханщик перебил:
     - Я твоему отцу обязан, а не тебе, щенок! Пошел вон отсюда, вместе со своими псами.
     Нурры сдержался. Сквозь зубы процедил:
     - Отец улетает в Москву. Деньги нужны до двадцатого. - повернулся и вышел.
     - Кто это был? - спросил Леонид у игроков, когда за гостями закрыли дверь.
     - Нурры это! Сын Паша-оглы.
     .............................................

     И вновь гостинница в Базеле. Леонид продолжал воспоминания:
     - ...А до двадцатого было еще две недели. Ну я кое-что выяснил, сопоставил, и полетел в Москву двадцатого, вместе с твоим отцом. В самолете я блефовал. Хотя, благодаря тебе, я знал даже точную сумму и запросил ровно половину.
     - И зачем ты это мне рассказываешь?
     - А для того, чтоб ты знал, что сам и подставил своего отца.
     - Ну хорошо, а что это меняет? Возможно так оно и было. Ну, помню я чайханщика, разговор этот помню - как забудешь такое унижение? ...Пусть даже будет, что я тому виной! В чем твоя тут корысть?
     - Какая уж там корысть, в моем положении. Просто не хочу с собой тайну уносить. А на тебе еще одна смерть и бесчестье кассира.
     - Что ты предлагаешь? Оправдать кассира посмертно, а самому повиниться? Или ты думаешь, что я и о Бахадыре сам или мои ребята расскажут правду? Все, достаточно болтовни...
     - Действительно, достаточно.
     Нурры встал, направился к двери и тут зазвонил телефон.
     - О! Это брат мой! Помоги мне, Нурры. Сними трубку.
     Нурры трубку снял, а как же! Ведь Леонид связанный - перевязанный.
     - Алее? Леня? - голос очень и очень издалека.
     Нурры подставил трубку Лене.
     - Брат, как можно быстрее приезжай! Через час?
     Нурры выхватил трубку, но там уже - тишина.
     - Он из аэропорта, чрез час будет здесь! Развяжи меня пока, позови своих крокодилов - от них не скроешься.
     - Подозрительно, что ты так легко сдаешь своего подельника!?
     - А что мне остается делать, по - твоему. Все равно умирать, так хоть без ваших азиатских пыток.
     - Ну это мы еще посмотрим... Через час.
     Примерно через час, посыльный принес посылку на имя г-на Авилова
с пометкой "срочно".
     Портье позвонил по телефону. Трубку взял Нурры:
     - Г-н Авилов, вам срочная бандероль.
     - Я не жду никакой бандероли - ответил Нурры за Леню.
     - Передали, что для вашего клиента из Узбекистана очень важная вешь. Посылаю посыльного.
     - Не надо, я сам пришлю этого клиента! - положил трубку и своему приказал: - Балу, сбегай принеси, что там за пакость?
     А Леня по-прежнему связанный, но охрана Нурры опять вся в этой комнате.
     ...Посыльный Нурры принес маленький сверточек.
     Нурры взвесил на ладони - легкий, но развернуть приказал охраннику.
     Бытовая видеокассета и записка:
     "Для Нурры, посмотреть срочно!"
     Охранник вставил кассету в магнитофон, включил...
     На экране был Олег в черном цилиндре на голове.
     - Нурры! Одна копия этого фильма в полиции будет через пять минут после просмотра фильма, если ты что-то будешь предпринимать. Вторая копия уже в пути на Ташкент. Но остановить ее еще можно! Так что, предупреждаю, выехать из этой страны невозможно, а в Ташкент ты сам, Нурры, не захочешь! Ну а вам, бойцы, удачи! Пока! Счастливого просмотра!
     И экранный Олег снял цилиндр и положил его на тумбочку у окна. Кстати, шляпа точно там и лежала сейчас. И снято это было в этой же комнате.
     ...И пошло... Избиение Лени, убийство Нурры, все, все, все.
Вплоть до звонка "брата". Камера с широкоугольным объективом была спрятана в ванной, и через отверстие, замаскированное икебаной из веток и стекляшек, видела все и через антенну сигнал уходил...
     Когда Нурры в ярости разбил камеру, телевизор у Олега погас. Он позвонил:
     - Нурры, я в Самарканд еще одну копию пошлю, если что.
     - А теперь, Нурры, развязывай меня, давай поговорим о стоимости жизни при рыночной экономике...!


    Как памятник Петру Великому скульптора Церетелли, стоял генерал и смотрел вдаль. На объект. Здесь будет ... мост - читалось в его мудрых, под сморщеным лбом, глазах. Уже и заложен...
     ...А у секретаря Николая вывелись шесть циплят. Ну в точности как наши, только швейцарские.
     - А из седьмого яйца ничего не получилось. "Болтуна" капиталист втюхал. - Рассказывал Николай.
     - Как это "болтуна"? - спросил Олег... Ну конечно же и он здесь, кино еще не кончилось.
     - Болтуна, это значит яйцо, из которого никогда цыпленка не получится, сколько его не высиживай. Послушай, внутри болтается.
     - Очень интересно? "Болтуна"... - Олег задумался, его осенила мысль. Николай ее перебил:
     - А чего это они все пищат? Может им какой музон на швейцарском языке завести? Гены там, то, се. Кстати, а на каком там языке говорят?
     - Что, а, язык? Там на всех говорят. И на французском и на итальянском, немецком.
     - Шпрехен зи дойч? - Спросил у циплят Николай. Те - ноль имоций.
     - А что если в колоде карт есть "болтуны"? Это карты, которые никогда не играют... Маловероятно конечно, но есть о чем подумать! Так, а сейчас время! Как договорились, до самого вечера на рыбалку идешь, сюда ни-ни. А я в баню, телевизор смотреть. Время! Цигель, цигель.
     - Яволь, мин херц!
     Циплята к удивлению примолкли.
     В генеральской половине дома настоящий офис: пара компьютеров и сейф огромный. И мебель соответствующая.
     Рашид диктовал письмо маленькой машинистке:
     - Начальнику ДРСУ, копия начальнику пассаж. х-ва, автоколонны 4092. Совместное предприятие "Мост" незамедлительно требует...
     И тут запищал его мобильный телефон.
     - Да!
    Рашид выслушал ообщение и задумался...
     - Что мы требуем? Рашид Алиевич.
     - Мы с них потребуем... Вот что, девочка моя, на сегодня рабочий день закончился, быстро домой!
     - Но...
     - Бысто, быстро. Да, флаги расчехлить!
     К крыльцу с двумя флагами узбекским и русским подъехали два джипа. Вышел Нурры с отрешенным взглядом, как кантуженный.
     Из другой машины Леонид в сопровождении двух автоматчиков -
боевиков Нурры.
     - Нам сюда!
     Двое, тоже с автоматами, проверили внутри. Вышли, доложили:
     - Никого, один узбек сидит.
     Нурры, Леонид и двое автоматчиков вошли в дом, остальные рассредоточились на подходе и подъезде.
     - Здраствуй, Рашид.
     - Салям аллейкум, Рашид. А где мой отец? - заторможенный Нурры
даже не удивился.
     - Отец твой умер, Нурры.
     - А ты?
     - Вот ты о чем! Нурры, ты еще не умер и это не рай. - напомнил Леонид.
     - Очень жаль, я думал сейчас отца увижу, пожалуюсь ему.
     - Ты, Нурры, в рай не попадешь. Туда с охраной и автоматами не берут.
     - Рашид, это меня охраняют. - Пояснил Леонид.
     Нурры жестом отослал охрану, спросил:
     - Это и есть твой брат?
     - Ну брат не брат... Рашид, на мое имя Нурры перевел пять миллионов своих денег. Взамен он просит одну вещь - видеокассету. Как думаешь, отдать?
     - Я думаю, тогда тебя убьют. И меня, что очень важно, повторно убьют. А без меня генерала посадят и передачи некому носить... Нет, Леня, не отдавай! Я не знаю, что там за кассета, но она нам самим нужна.
     - Видишь, Нурры, Рашид тоже против. Может тебе дать немного денег, скажем миллион с небольшим, и ты домой уедешь. А кассета будет у меня - гарантия безопасности нашего генерала.
     Леня достал свою чековую книжку, спросил у Рашида:
     - Сколько он должен кредиторам?
     - По моим сведениям, миллион четыреста.
     - Ну сто тысяч я ему уже отдал, а вот еще чек на 1,3 миллиона. Рашид, поставь здесь свой палец.
     - Как же я поставлю, я же умер!
     - А он тебя объявит живым, пусть сам придумает - как? А чтоб Нурры не сомневался, мы пришлем еще одну кассету.
     Леонид встал, снял со стены вроде бы зеркало. Там была видеокамера...
     - Опять кино... И Бахадыр непричем. Ты дьявол, шайтан!
     Нурры сгорбившись вышел. У Рашида возникли примерно тысяча вопросов и он их хотел задать одновременно все, поэтому суетился.
     " А? Да, да. А? да, да, да... А это? Так, так, так."
     А Леонид надписал еще один чек и протянул его Рашиду:
     - В завещании и ты упоминался. Палец свой поставь, не забудь.
     Из окна было видно, как джипы, развернувшись, уехали. Рашид, наконец, угомонился и первое, что он спросил внятно:
     - А почему ты мои пальцы на своем вкладе оставил?
     - А кто меня втравил в это дело? и если бы меня убили, то и у тебя был бы настоящий памятник. - И Леня дал ему фото могилы с ташкентского кладбища.
     Рашид взял фото, отвернулся от Леонида, зашептал что-то по-узбекски. Потом к Лене чуть повернул голову:
     - Один из них, который стоит, мой сын...
     Леня поднялся и вышел. Сел на лавочку: и птички поют и куры шастают...

     На улицу вышел Рашид, уже спокойный и деловой, как всегда:

     - Как ты это сделал, я не знаю! Но я тебе обязательно куплю звезду героя. Одну - от Паши-оглы, другую - от себя лично. Ты будешь дважды герой. Где можно купить, не знаешь? Ну ничего, найдем!
     Леонид сидел спокойно, Рашид мельтешил туда - сюда.
     - Леня, я вот в этой церквушке, вашему богу обещал, что если получится, как хочу, все что у меня будет к этому времени, отдам в этот храм, на восстановление. И теперь я думаю, раз обещал, надо дать. Но не все же! Зачем русскому Богу столько денег? Да еще и американских. Ну десять тысяч я дам конечно. Я думаю будет правильно.
     - Наверное, правильно. Вот только твой Нурры внесет свои коррективы. Посмотри, сзади...
     Пылили два джипа вдоль деревни, возвращаясь. Ну точно, эти джипы.
     Рашид бухнулся на колени, лицом к церкви, сложил руки в мусульманской молитве:
     - Господь Бог! Что обещал, сделаю, клянусь, вразуми ты этого шакала Нурры.
     Машины подъехали - оказалось это и не Нурры вовсе. А какие-то другие мальчики.
     - Братан, где завхоза по мосту найти?
     Рашид отряхнул колени:
     - Я завхоз, - и посмотрел на Леню. Тот чуть пожал плечами, мол, сам поклялся, что я сделаю?
     - Мы от генерала, бабки на мост привезли. Одно условие - надпись во весь мост, выше всех чтобы, вот текст.
     - И много денег? - спросил Рашид, прочтя бумажку с текстом.
     - Тебе и не снилось, дед! - бритый бугай открыл чемоданчик. Доллары, конечно, - здесь 150 штук.
     - Да, мне действительно сто пятьдесят штук никогда не снились. - Подтвердил Рашид. - Лень, а тебе снились когда нибудь?
     - Никогда. Деньги мне вообще не снятся. - спокойно ответил Леонид.
     Да и весь последний эпизод он сидел совершенно спокойно, ничем не выдавая своих чувств. Это большой талант - никогда и ничем не показывать своего истинного внутреннего состояния: и горе и радость, и поражение и победу, проигрыш или выйгрыш.
     А без такого таланта не может состояться ИГРОК.


     КОНЕЦ.

Комментарии:




Добавить комметарий:

ФИО:

џндекс.Њетрика

ђейтинг@Mail.ru